onb2017 (onb2017) wrote,
onb2017
onb2017

Category:

Личные воспоминания из немецкого танка о событиях в битве под Сталинградом

Речь Генри Метелманна


Я был членом коммунистической партии Великобритании до тех пор, пока она не распалась в 1991 году.

Хочу сказать, что не считаю себя историком. Я родился в бедной семье, принадлежащей к рабочему классу. Получил только государственное образование и на сегодняшний день не говорю на родном языке...

...Основная линия моего повествования будет направлена на то, чтобы дать возможность проследить как я,  мальчик из Шлезвиг Гольштейна, оказался участником “наполеоновского” поражения в Сталинграде. Я иногда задумываюсь, почему история не учит нас? Наполеон в 1812 году напал на Россию. Его войско из 650 000 единиц вошло со стороны Восточной Пруссии и продвинулось к Смоленску и Москве, но вынуждено было отступить. Русская армия преследовала отступление и когда французы вернулись в Париж, наполеоновская армия имела в своем составе только 1400 солдат. Разумеется, первоначально не все из 650 000 были солдатами и только половина из них была французами, остальные - немцы и поляки. Для многих необразованных крестьян вступление в наполеоновскую армию казалось отличной идеей. Мы тоже при нападении на Советский Союз по плану операции под кодовым названием Барбаросса думали, что мы самые сильные и умные, но мы знаем, что из этого вышло!

Я родился в 1922 году в Шлезвиг Гольштейне. Мой отец был неквалифицированным рабочим. До 1866 года Шлезвиг Гольштейн принадлежал Дании. Бисмарк и Прусская  Армия объявили войну Дании, после окончания которой Шлезвиг Гольштейн стал немецким. Когда я был солдатом в России самая низкая температура, которую я испытал была -54 градуса. Я тогда думал, почему Дания не выиграла ту войну, чтобы мне не быть с немцами в России и страдать от этого ужасного холода в 1942 году. В конце концов, несмотря на то, что мы все представители разных национальностей, мы принадлежим к одной большой семье. Это я знаю сейчас, но очевидно не понимал тогда.

1930 годы в Германии

До десятилетнего возраста (с 1922 до 1932 года) я жил в Веймарской республике, которая появилась после свержения Кайзера в 1919 году. Я прошел через все это когда был маленьким мальчиком. Очевидно, что я не понимал всего, что происходило.  Мои родители любили меня и делали все возможное для меня, но я помню бурные события - забастовки, стрельбу, рецессию, 7 млн безработных, кровь на улицах. Я жил в квартале для рабочих за пределами Гамбурга, где люди находились в очень тяжелых условиях. Были демонстрации с красными флагами, где женщины несли своих детей и толкали детские коляски и скандировали: “Дайте нам хлеба и дайте нам работу”, а рабочие кричали “революция” и “Ленин”.

Мой отец имел левые взгляды и объяснял многие вещи. Правящий класс Германии был напуган происходящими событиями и решил сделать что-нибудь по этому поводу. Я был свидетелем уличных боев, от которых я вынужден был убегать,  но я думал, что это часть обычной жизни.

В канун рождества 1932 года мне было 10 лет. Немного спустя, 30 января 1933 года, произошел взрыв бомбы в Рейхстаге. Тогда Гитлер был назначен канцлером Германии. Моя мать все время спрашивала как Гинденбург мог позволить такому случиться, потому что мы все знали, что нацисты были отморозками. Мы знали, что это была партия расистов, которые только и говорили, что о мести и избиениях.

Я считал все это интересным и захватывающим, хотя моя мать сказала мне, что они были гангстерами. Я все время видел бойцов штурмовых отрядов в коричневой форме , которые маршировали по улицам городов и считал их блистательными. Будучи молодыми людьми, мы пели их песни и гордо шагали вслед за ними. В последних трех колоннах, в конце маршировок приезжали мусороуборщики и, если люди на тротуарах не салютовали флагу, то мусорщики заставляли их это делать. Позже я попал в Гитлерюгерг  и мне было стыдно, когда моя мать узнала это.

Гитлер был назначен для подавления рабочего класса

Гитлер стал рейхсканцлером. Еще десять лет назад никто не слышал о нем. Название  нацист (которое происходит от  Национал-социалистической рабочей партии Германии) привлекало достаточное количество людей, разочаровавшихся в традиционных политических партиях. Некоторые были искренними социалистами, которые готовы были дать Гитлеру шанс полагая, что он не мог быть хуже, чем предшествующие партии. Когда Гитлер и его представители держали речь, то она всегда касалась  того, чтобы сделать Германию опять великой, с нападками на евреев, как низших человеческих существ, с которыми нужно что-то сделать. Привести мир в порядок таким образом было данное богом обязательство для немецких людей,  даже если они не желали этого.

Выборов не было. Гитлера назначили в одночасье. Выборы были упразднены для того, чтобы дать власть Гитлеру. Зачем? Нацисты не были традиционной политической партией. Так кто же наделил их властью? Гинденбург был представителем правящего класса, военных, производителей оружия, баронов Рура, банкиров, церкви и аристократов- землевладельцев. Когда Гитлер пришел к власти мой отец говорил, что он был прислужником богатых. Теперь я знаю, что отец был прав. Они дали Гитлеру власть для того, чтобы подавить протест рабочего класса против плохих условий жизни. Гитлер не был даже уроженцем Германии. Он был капралом в армии, бродягой из Вены. У него не было образования, он просто выкрикивал призывы к мести. Как это стало возможным в такой высокоразвитой стране как Германия, которая была к тому же образованной, чтобы такой как Гитлер стал главой немецкого государства и главнокомандующим армии?  Для него это было бы невозможным сделать самостоятельно. Его партия ничего не представляла из себя. За этим стоят его заказчики, которые сделали это в стремлении предотвратить повторение русской революции.

Гитлер имел исполнительную власть, но не был диктатором. Он был лишь номинальным главой. Он не был достаточно умен, чтоб управлять таким механизмом как немецкое государство.

Нацисты установили концлагеря. Мой отец всегда говорил, что рабочие должны вести борьбу за свои права, потому что негодяи трудоустраивают нас только ради того, чтобы получать прибыль и они боялись восстания, которое могло привести к революции. Однажды бойцы штурмовых отрядов приехали на двух автомобилях в 3 часа ночи и забрали нашего соседа, который был председателем профсоюза. Его увезли в концлагерь. Моя мать рассказала мне об этом, и с тех пор отец наказал мне молчать о том, что он говорил, иначе он мог бы также оказаться в концлагере. Когда они забрали одного человека из нашего района, это послужило хорошей тактикой запугивания и устрашения всех семей. Мне было 11 или 12 в то время и я думал, что он идиот, а я все знал лучше. Мой отец думал, что ничего нельзя сделать, и у него не было другого выхода, чем молчать. Коммунисты были первыми, кого забрали в концлагеря,  а затем забирали даже прогрессивных священников и всех тех, кто высказывался против режима. Ты осмелился открыть рот и тебя нет. Нацистская власть была основана на страхе и терроре.

Продолжение следует...

Ист: stalinsocietygb.wordpress.com/2016/02/17/a-personal-account-of-experiences-in-the-german-panzers-at-the-battle-of-stalingrad/

Опубликовано к 60-летию Победы Советской Армии под Сталинградом- решающей битве против нацистской Германии.
Сталинское общество имело честь удостоится встречи с Генри Метелманном, который выступил с речью на Ежегодном Общем Собрании 23 февраля 2003 года, проводившемся под председательством Эллы Рул, секретарем собрания была Айрис Крамер. Он поделился памятными воспоминаниями о детстве в гитлеровской Германии, до того как он в составе немецкой армии попал под Сталинград. Он провел параллели между немецко-фашистским экспансионизмом  и сегодняшним англо-американской империалистической агрессией против Ирака. Данная версия собрана из обширных записей, полученных во время встречи.

Часть II

Часть III
Часть IV
Часть V
Tags: Генри Метелманн, рассказ о Сталинградской битве
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 45 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →