onb2017 (onb2017) wrote,
onb2017
onb2017

Category:

Жертвы репрессий и детская порнография

История про очередного обличителя кровавого режима. Несколько примечательная, потому что ирония ее состоит в том, что разоблачитель оказался уличенным в том, что по его утверждениям не то, что можно подумать. А именно в хранении детской порнографии.

Итак, некий правозащитник и историк-краевед Юрий Дмитриев, aka Хоттабыч, который является к тому же руководителем карельского отделения общества “Мемориал”, сделал многое для того, чтобы воссоздать трагические картины прошлого. А именно: правду о более чем 9500 жертвах тоталитаризма, которых доставляли в лесное урочище Сандармох, складывали в расстрельные ямы и, собственно, расстреливали. По словам сотрудников общества, в этом районе нашли 236 таких ям.

Кого расстреливали? Невинных жертв, разумеется. Правозащитники, наподобие Дмитриева, почему-то не раскрывают никаких деталей по поводу инкриминируемых преступлений таких жертв, поэтому мне тоже трудно судить. Единственное, что известно- среди расстрелянных были “выдающиеся мастера культуры, государственные деятели, и священнослужители из разных республик СССР.”1

Особенно примечательной является история массового расстрела 1111 заключенных “первого соловецкого этапа”. Их собственноручно расстрелял заместитель начальника УНКВД Ленинградской области Михаил Матвеев. Мало того, что невинных людей приговорили к расстрелу неизвестно за что, приведением приговора в исполнение занимался высокопоставленный чиновник. Надо думать, что в таких ведомствах работали исключительно форменные маньяки. Ну как еще можно назвать человека, который выработал следующую систему казней: в одной комнате жертв раздевали; в другой связывали, потом били дубинкой по голове, чтобы не шумели при расстреле; потом складывали штабелями по 50 человек, загружали в машины и везли на место расстрела. Не совсем понятно, но в одном повествовании говорится, что заключенных заставляли ложиться  в расстрельные ямы лицом вниз, похоже, за время пути они приходили в себя.2 Таким образом, их били дубинками по голове исключительно ради удовольствия. К тому же неясно для чего жертв связывали или заставляли всех вместе ложиться в яму. Разве это не затрудняет процесс расстрела? Зато звучит жестоко, а “кровавый режим” только этого и хотел.

Правозащитник нашел массовые захоронения такого рода и систематизировал их, а также сделал все возможное, чтобы осудить такие жестокие преступления и предать их общественной огласке. В том числе и зарубежной общественности, как будто зарубежная общественность и без этого не считает коммунистический режим под руководством Сталина  ответственным в преступлениях, которые могут сравниться, но в гораздо худшей степени, с преступлениями немецких нацистов в годы второй мировой.


Но с искателем правды недавно случилась беда. Его задержали, а теперь уже и судят по обвинению в хранении фотографий его обнаженной 11-летней дочери. Девочка, ко всему прочему, - приемный ребенок правозащитника. Но сам Дмитриев считает, что это провокация, потому что фото- это совсем не то, что можно подумать. Многочисленные снимки голой девочки, по словам  Дмитриева- это лишь способ зафиксировать тот факт, что у нее не было синяков от побоев. Причем нигде не сказано, что от Дмитриева кто-то требовал таких доказательств. 3

К тому же, представим на минуту, что его действительно внезапно заподозрили в том, что он избивает приемную дочь. В таком случае спору нет, предъявление фото обнаженной девочки пришлось бы чертовски кстати. Сотрудники правоохранительных органов наверняка бы оценили такое доказательство. “Ах, у вас фото голой девочки? Что же вы сразу не сказали? Больше вопросов нет. Можете быть свободны.” Гражданин правозащитник явно не продумал такую деталь и зазря на протяжении лет снимал обнаженную девочку, а затем хранил ее снимки в отдельной папочке на компьютере.

К защите Дмитриева подключились знакомые и другие приятели- правозащитники с убедительными заявлениями вроде “да нет, не может быть, не похоже, чтоб он таким увлекался.” Ну да, обычно те, кто таким увлекаются, ходят и всячески рекламируют свои пристрастия.  Иными словами, еще одна невинная жертва. За что? Сам Дмитриев и его коллеги считают - за его деятельность. За такие невинные действия могут арестовать только в связи с политической деятельностью. Будь он каким-нибудь менеджером в офисе, ему бы за такое телевизор плазменный или смартфон последней модели вручили бы,  не меньше.

А так, падет невинной жертвой, как и все прочие жертвы, которые он нашел. И я бы не стало такое говорить, если бы вся эта братия опубликовала убедительные доказательства того, что все жертвы “кровавого режима” были действительно невинными.

В данном случае я не ставлю своей задачей доказать, что они были в чем-то виновны, но “правозащитники” любят разбрасываться расхожими фразами о том, что, дескать, ни один расстрел не оправдан, и все люди должны любить друг друга. Не зря же рядом  с такими местами постоянно ошиваются всякие патриархи. Те тоже любят всех и  другим завещают. В особенности, как известно, их любовь не знает предела к атеистам.

У меня абсолютно нет фактов или компетенции в вопросе документов, архивов и прочего. Для этого есть серьезные люди, которые занимаются такими вопросами. В данной истории я лишь пытаюсь понять с точки зрения неискушенного читателя буржуазной прессы, можно ли доверять такой информации.

Итак, любовь ко всем невозможна в классовом обществе, ибо как можно любить эксплуататоров, которые живут за счет труда других и из-за которых существует неравенство, голод, нищета? По этой же причине можно рассудить, что как только произойдет смена экономической формации, в которой не будет частной собственности на средства производства, а значит и эксплуатации человека человеком, - что случилось после Октябрьской революции 1917 года, - то немедленно недовольные эксплуататоры воспротивятся такому положению вещей. Чай, жить за чужой счет- не мешки ворочать. Естественно, класс бывших капиталистов попытается вернуть статус кво всеми силами. Достаточно вспомнить, что происходило после революции 1917 года. Гражданская война. И иностранная интервенция. Но ведь Красная Армия победила в стране Советов, а за ее пределами было много тех, кто бежал или просто опасался того, что рабочие в других странах тоже попытаются  избавиться от эксплуататоров, поэтому как внутри страны, так и за ее пределами были те, кто со всей яростью пытался нанести вред Советскому государству. Таким образом становится понятно почему случаи вредительства и саботажа происходили повсеместно на протяжении многих лет.

Вот один из примеров, взятый из книги, объясняющий, что такое саботаж:

У советской власти в 1920-е годы существовала одна проблема, которая сейчас объявлена несуществующей по причине ее абсурдности. Проблема заключалась в том, что у национализированных заводов, фабрик, рудников и пр. существовали бывшие хозяева. А поводом для обвинений в абсурдности стал неудачный термин, смешное слово — «вредительство». Ходят, мол, в цехах, на шахтах какие-то люди и из чистой вредности вредят, вредят, вредят… Однако когда начинаешь знакомиться с конкретным содержанием этого термина, оказывается, что в нем много до боли знакомого и совсем не смешного.

…Сразу после революции крупные деятели русской промышленности, оказавшись в эмиграции, создали в П а р и ж е так называемый «Торгово-промышленный центр»(сокращенно «Торгпром»). В 1922 году, когда стало ясно, что власть большевиков не намерена обрушиться в ближайшие дни, в «Торг-проме» появился секретный совет. Цель его была проста и откровенна — организация борьбы с Советской властью. В его состав вошли такие акулы бизнеса, как Густав Нобель, бывший владелец нефтяных предприятий, миллионеры братья Гукасовы, С.Г. Лионозов, С.Н. Третьяков и др. Все они сумели спасти свои капиталы от революции, поэтому в средствах «Торгопром» недостатка не испытывал…

В те годы никто не ожидал, что Советская власть продержится долго. В числе прочих надежд была и надежда на то, что она рухнет сама собой, не выдержав экономических трудностей. И этот процесс, безусловно, надо было подстегнуть. Это во-первых. Во-вторых, со дня на день эмигранты ждали иностранной интервенции и готовились к тому, чтобы оказать ей всемерную помощь. В-третьих, после введения нэпа появились новые возможности — получить свои предприятия в концессию или в порядке денационализации, если таковая будет проводиться. Ожидая и надеясь, что реализуется какой-либо из этих трех вариантов, бывшие хозяева пристально следили из-за границы за своими предприятиями — как они эксплуатируются, старались поддерживать их в приличном состоянии, чтобы к тому времени, как они вернут себе свою собственность, в нее не надо было вкладывать значительные средства. В этом им помогали старые служащие компаний, фабрик, заводов, рудников — в обмен на денежные «пособия» из-за границы. Ну, и, конечно, приторговывали сведениями о состоянии промышленности Советской России.

…Еще в ноябре 1918 года член правления акционерного общества нефтяных предприятий в России «Нобель» Густав Нобель перед отъездом за границу собрал в Петрограде группу ответственных служащих фирмы и наказал им в его отсутствие заботиться о сохранении имущества и сырья предприятий впредь до ликвидации Советской власти и возвращения их прежним владельцам. Дал он также указание быть готовым к тому, чтобы при необходимости — например с началом интервенции, — дезорганизовать работу нефтяных предприятий в России.

В 1919 году в Финляндии появилась входящая в «Торг-пром» отраслевая нобелевская организация, во главе с полковником Н. Н. Булнаковым. Организация, помимо прочего, занималась экономическим шпионажем. Она пересылала в Россию деньги для раздачи бывшим служащим «Нобеля» (200 миллионов рублей ежемесячно) и получала от них сведения о добыче нефти и о состоянии предприятий. В России организацией руководили профессор Тихвинский и бывший голландский подданный В.В. Гармсен, управляющий Петроградским районным нефтяным комитетом. Экономический шпионаж и получение нобелевских пособий выплыли на свет в середине 1921 года, в ходе ликвидации «Петроградской боевой организации» — крупного разветвленного контрреволюционного подполья, занимавшегося как пропагандой, организацией террора, так и экономическим саботажем. Глава организации В.Н. Таганцев, например, совместно с князем Шаховским занимался созданием подпольных банковских контор. Членами организации, как выяснилось, были и профессор Тихвинский, и Гармсен, который передавал Таганцеву сведения о состоянии нефтяной промышленности России. Члены «боевой» части организации были расстреляны, с профессором Тихвинским и его «коллегами» поступили мягче. 26 июля 1922 года Московский ревтрибунал приговорил девять подсудимых, проходивших по этому делу, к различным срокам лишения свободы”.3

Еще пример, но уже из 1930-х годов.

«…С 25 ноября по 7 декабря 1930 года Верховный суд СССР рассматривал процесс так называемого Инженерного центра, или «Промпартии». На скамье подсудимых 8 человек. Профессор МВТУ, директор Теплотехнического института Л.К. Рамзин, заместитель председателя сектора Госплана, профессор И.А. Иконников, заместитель председателя производственного сектора Госплана В.А. Ларичев, председатель Научно-технического совета ВСНХ, профессор Н.Ф. Чахновский и еще четверо специалистов достаточно высокого уровня. Подсудимые по делу «Промпартии» обвинялись в том, что создали разветвленную сеть ячеек в наркоматах и местных органах многих городов, установили связь с правительствами империалистических стран и военными и финансовыми центрами белой эмиграции, вели советскую экономику к развалу, готовили с помощью интервенции свержение Советской власти и реставрацию капитализма. Большая часть нитей вела во Францию. Отношения с этой страной тогда были сложными, разведка доносила о подготовке интервенции. Кроме того, во Франции был «Торгпром». По данным следствия, работа делилась на два направления. Во-первых, подрывные действия, с тем чтобы ослабить экономику страны, а если удастся, то вызвать экономический кризис».3

Вот они- выдающиеся деятели науки и культуры. Во всей красе. Как раз в районе, где найдены невинные жертвы расстрелов.

Я не стану цитировать дальше, потому что картина того, что представлял из себя саботаж должна быть ясна. И этого должно быть достаточно, чтобы понять, что из себя представляли “невинные” жертвы расстрелов. Как видно, каждый расстрелянный в данном примере ставил под угрозу жизнь и благосостояние многих людей, порой всей страны. Конечно, в странах буржуазной демократии таких деятелей посылают на курорт и дают пожизненную пенсию в размере 10 средних зарплат. Может и дают, но только в случае, если они они осуществляют такую деятельность на пользу буржуазии, а не во вред. Иными словами, в наше время заявления о невинных жертвах должны вызвать смех даже у посетителей детских садов, не говоря уже о людях, способных анализировать простые и очевидные вещи. Тем более в данном случае гражданин правозащитник сам выступает еще той невинной жертвой, что является весьма наглядной демонстрацией того, как фабрикуются сведения о невинных жертвах, о кровавом режиме и какова цель таких фабрикаций.


  1. novayagazeta.ru/articles/2017/03/01/71657


  2. themoscowtimes.com/articles/the-shadow-of-the-gulag-eighty-years-on-from-the-great-purge-stalin-is-striking-back-and-historians-are-the-victims-58172


  3. change.org/p/%D0%BE%D1%81%D0%B2%D0%BE%D0%B1%D0%BE%D0%B4%D0%B8%D1%82%D1%8C-%D0%B8%D1%81%D1%82%D0%BE%D1%80%D0%B8%D0%BA%D0%B0-%D1%8E%D1%80%D0%B8%D1%8F-%D0%B4%D0%BC%D0%B8%D1%82%D1%80%D0%B8%D0%B5%D0%B2%D0%B0


  4. Е. Прудникова и А. Колпакиди «Двойной заговор. Тайны сталинских репрессий» (М., 2006)


Tags: "Мемориал", Юрий Дмитриев, сталинские репрессии
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 52 comments