onb2017 (onb2017) wrote,
onb2017
onb2017

Categories:

Н. А. Семашко о Советском Здравоохранении (часть III)

Часть I
Часть II

VI. OXPAHA MAТЕРИНСТВА И ДЕТСТВА

Учреждения по охране здоровья матери и ребенка существуют во всех странах. Неблагоприятные данные по рождаемости населения в капиталистических странах, особенно во Франции, заставили правящие классы забить тревогу еще задолго до второй мировой войны. Стали нарождаться специальные организации, как «Conseils de naissance» во Франции, которые ставили перед собой задачу во что бы то ни стало поднять рождаемость населения, понизить детскую смертность, поощрительными мерами в отношении родителей увеличить детское население.

Бешеную агитацию в этом направлении развили фашисты в Италии и Германии, готовясь к захватнической войне и нуждаясь в пушечном мясе для агрессии. Муссолини провозгласил: „Не основным, а предрешающим фактором политической и моральной мощи наций является их демографическая мощь. Судьбы народов связаны с этой мощью" Начальник фашистских немецких охранных отрядов Гиммлер, указывая на повышение брачности благодаря „займовым бракам", говорил о „чуде воскресения германского народа".

Конечно, „мощь" нации определяется, вопреки заявлениям Муссолини, в гораздо меньшей мере демографической мощью и в гораздо большей мере материально-политическим состоянием народа. А морально-политическое и экономическое состояние трудящихся масс в капиталистических странах таково, что оно меньше всего способно создавать у трудящихся масс желание защищать эксплуатирующие их классы.

И воззвания, и благие намерения буржуазных демократов, направленные на поднятие рождаемости, не привели и не могли привести к цели: капиталистический строй, разорение и обнищание трудящихся масс являлись и являются непреодолимым препятствием для действительных мероприятий, — а не словесной шумихи,— по поднятию рождаемости населения. Все же попытки в этом направлении продолжаются и поныне. Создаются организации и учреждения по охране материнства и младенчества. Жестоко преследуются аборты, причем все репрессии направлены, главным образом, против трудящихся. Ведется усиленная пропаганда. Издается ряд постановлений, направленных на охрану младенчества. И все же „проблема народонаселения“ ни в одной капиталистической стране не разрешена.

B чем же отличие всей постановки дела в этом отношении даже в так называемых демократических странах, как Англия, США, Франция, от советской организации охраны материнства, младенчества и детства?

Kopeнное отличие заключается в том, что советская организация — государственная социалистическая плановая организация. Государство считает охрану здоровья матери и ребенка своим кровным делом. Поэтому и законодательство советское по этому вопросу отличается глубокой принципиальностью, широким размахом и законченностью постановки вопроса. Лучшей иллюстрацией в этом смысле является закон от 8 июля 1944 г., который начинается так: „Забота о детях и матерях и об укреплении семьи всегда являлась одной из важнейших задач Советского государства". Закон предусматривает увеличение государственной помощи многодетным и одиноким матерям, увеличение льгот для беременных женщин, изменение в интересах матери и ребенка законов о браке и семье и т. д. В законе затронуты все стороны вопроса охраны материнства и младенчества. Закон мог точно указать объем необходимых мероприятий: число яслей, мест в родильных домах и т. д., так как строительство детских учреждений входит составной частью в общегосударственные планы развития народного хозяйства и культуры страны.

Нигде в мире такого закона, как наш закон от 8 июля 1944 г., нет и быть не может; нигде в мире правительство не планирует и не может планировать число мест в родильных домах, в яслях, детских садах и т. д., ибо там нет планового здравоохранения. В большинстве буржуазно-демократических стран (особенно во Франции) охраной здоровья детей занимаются, главным образом, благотворительные организации и только в известной, крайне ограниченной, мере — муниципальные, государственные, страховые компании и т. д. В капиталистических странах вся работа по охране материнства и младенчества не имеет ни плана, ни системы. В одном месте преобладают gouttes de lait (молочные кухни), в другом– crêches (ясли), в третьем– maisons d'enfance (детские дома), как и что угодно „общественным", главным образом филантропическим или краснокрестным организациями.

У нас Советская власть как бы прослеживает весь путь ребенка, начиная с его внутриутробного состояния: консультации для беременных — родильная помощь — консультации для матери и ребенка-ясли—детсады—детские поликлиники— больницы — санатории — курорты и т. д. От внутриутробного состояния до подросткового возраста—по всему пути ребенка охраняется его здоровье. Одно звено соприкасается и перерастает в другое. Единая, продуманная цепь учреждений.

Патронаж на дому, консультация для матерей по вопросам воспитания ребенка и другие аналогичные мероприятия поднимают культуру, создают стройную систему в деле охраны здоровья подрастающего поколения.

Именно такая постановка всей системы охраны материнства, младенчества и детства в СССР и внимание к этому делу партии и правительства определили те успехи, которым поражаются (а некоторые не верят) буржуазные политики, знакомящиеся с положением дела у нас. Как? Даже в годы небывалой в истории войны, главная тяжесть которой пала на Советскую страну, при всем известном вредном влиянии войны именно на лабильный детский возраст, СССР вышел из нее, имея показатели детской смертности, не превышающие уровня довоенного времени. Казалось бы, необъяснимое „чудо"! А объясняется „чудо" очень просто: у нас Советская власть, у нас государственная система здравоохранения. У нас единая, продуманная, стройно построенная система охраны материнства, младенчества и детства. У нас партия и правительство, несмотря на все трудности военного времени, стремились обеспечить нормальные условия для матери и ребенка.

VII. ГОСУДАРСТВЕННАЯ САНИТАРНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ

Единое плановое начало проявляется в СССР не только в лечебном, но и в санитарно-эпидемическом деле.

Весь санитарный надзор целиком сосредоточен в руках государственной санитарной организации. Органы санитарного надзора в СССР следят за соблюдением санитарных правил труда и быта населения, за осуществлением санитарных правил на предприятиях и в учреждениях, в школах, в строительстве и благоустройстве населенных мест, мест питания населения, в борьбе с заболеваниями, особенно заразными, и т. д. Для выполнения этих разнообразных и важных задач органы санитарного надзора наделены особыми правами: их распоряжения обязательны к исполнению. Чтобы сделать их „оком государства", независимым от местных влияний, санитарная организация в структурном отношении построена иначе, чем лечебная организация. Последняя целиком и полностью подчинена местным органам. Здравотделы в области лечебной деятельности подчинены целиком местным советским органам. Вышестоящие органы здравоохранения осуществляют лишь общий контроль и руководство в области лечебной работы.

В санитарной деятельности дело обстоит иначе: местная санитарная инспекция непосредственно подчинена вышестоящему санитарному инспектору (районный городскому и областному, областной—республиканскому). Местные органы власти не имеют права отменить решение государственного санитарного инспектора. Они могут лишь обжаловать его постановление (если находят его неправильным) вышестоящему санитарному инспектору.

Конечно, в своей повседневной работе местные санитарные инспекторы подчиняются местным органам здравоохранения: последние дают им задания для работы, планируют их работу. Но в области наблюдения за санитарным состоянием и в борьбе против антисанитарии (наложение штрафов, закрытие учреждений и предприятий за антисанитарное состояние, предварительный санитарный надзор и т. д.) санитарные инспекторы действуют самостоятельно: местные власти не имеют права отменять их решений. Таким образом, санитарная организация построена не только по „горизонтальному" (подчинение местным органам), но и по „вертикальному" принципу (подчинение вышестоящим органам санитарной инспекции и независимость от местных органов власти). Такое построение чрезвычайно важно: оно облекает санитарную инспекцию большой властью; оно делает инспекцию действительно государственным санитарным органом, „оком" государства. Как правило, госсанинспекция прибегает к принудительным мерам лишь при невозможности воздействовать на виновников путем убеждения. Таким образом, в деле санитарного надзора согласованно действуют оба фактора — убеждение и принуждение.

В СССР построена стройная система государственной санитарной организации, которая по существу сводится к следующим основным видам санитарного надзора: коммунальному, пищевому, промышленному и школьному. Противоэпидемические мероприятия планируются санитарной организацией.

Кроме государственной санитарной организации Министерства здравоохранения, в СССР существует еще ведомственная санитарная организация; Министерство путей сообщения имеет свою санитарную организаци. , обслуживающую железнодорожный транспорт; некоторые хозяйственные предприятия, как, например, пищевые, тоже имеют свою санитарную организацию. Таким путем санитарная организация приспособляет свою работу к специфическим требованиям той или другой хозяйственной организации. Однако это ничуть не ослабляет принципиального единства и плановости санитарного дела в СССР: ведомственные санитарные организации целиком подчиняются государственной санитарной инспекции Министерства здравоохранения СССР, и распоряжения последней для них обязательны. План ведомственной санитарной деятельности координируется и учитывается в общем плане санитарной деятельности Министерства здравоохранения.

Постоянное практическое участие санитарных врачей в разнообразной деятельности здравоохранения и в планировании его делает их фактическими помощниками руководителей здравоохранения. С санитарной „вышки" виднее общее состояние дела здравоохранения, перспективы дальнейшего развития, слабые места в деятельности органов здравоохранения. Вот почему так важна не только инспекционная, но и организующая роль государственной санитарной организации.

Особенностью организации санитарного дела в СССР является также то, что рядом с государственными санитарными врачами, в их окружении и под их руководством, работают общественные санитарные инспекторы, выдвигаемые из среды самого населения.

Наконец, необходимо упомянуть о плановом характере санитарных мероприятий в СССР. На основе изучения демографических, санитарно-эпидемиологических и других факторов, определяющих санитарное состояние, санитарные органы составляют планы своих работ на определенные отрезки времени (годовые, пятилетние и т. д.).

Таковы особенности построения санитарной организации в СССР

VIII. ЗДРАВООХРАНЕНИЕ В НАЦИОНАЛЬНЫХ ОБЛАСТЯХ СССР

Статья 123 Советской Конституции гласит: „Равноправие граждан СССР, независимо от их национальности и расы, во всех областях хозяйственной, государственной, культурной и общественно-политической жизни является непреложным законом.

Какое бы то ни было прямое или косвенное ограничение прав или, наоборот, установление прямых или косвенных преимуществ граждан в зависимости от их расовой и национальной принадлежности, равно как всякая проповедь расовой или национальной исключительности, или ненависти и пренебрежения — караются законом".

Эта национальная политика осуществляется и в области здравоохранения.

Принципиальное отличие советской национальной политики от буржуазной резко вырисовывается во всех областях жизни, в том числе и в области постановки дела медицинского обслуживания населения.

Как уже отмечалось выше, медицинское обслуживание трудящихся масс во всех капиталистических странах находится в крайне неудовлетворительном состоянии. В отношении трудящихся масс своей национальности господствующие классы вынуждены в силу своих собственных классовых интересов (сохранение рабочей силы, проблема народонаселения, опасность эпидемических заболеваний для самой буржуазии) проводить те или иные здравоохранительные мероприятия. В отношении же национальных меньшинств и в особенности населения колоний, где указанные причины для буржуазии господствующих наций не имеют такого значения, санитарно-медицинское обслуживание населения или вовсе отсутствует, или имеет крайне ограниченные размеры.

Тяжелое санитарное состояние колониальных стран общеизвестно. Приведем только одно свидетельство.

Мальтузианец, т. е. человек, склонный преуменьшать значение социального фактора и придавать решающее значение биологическому фактору („перенаселению") Раджани Канта Диас («The problem of Indices overpopulation»2) пишет, что в Индии смертность значительно выше, чем в Европе, что Индия является очагом чумных, холерных и других инфекционных заболеваний (смертность от чумы, по словам автора, с 1901 до 1920 г. выразилась в 9,5 миллионов человек). Характерно, что в противовес своей теории „перенаселения" автор вынужден признать небольшую плотность населения (68 человек на 1 кв. километр), вынужден отметить огромные природные богатства Индии (пахотные земли, рыба, лес, минералы и т. д.) и тот факт, что „большинство народов в Индии живет постоянно на грани голодной смерти", что „количество пищи, потребляемой индийскими массами, намного меньше пищи арестанта", что нищета населения и развитие заболеваний среди него объясняются низким развитием производительных сил и что „потеря политической самостоятельности" Индии привела к „моральному и интеллектуальному ухудшению состояния народа“.

Так говорит мальтузианец Диас, явно стараясь смягчить положение дел в Индии и вопиющее состояние здоровья населения в этой стране.

Картина, очерченная Диасом в Индии, остается неизменной и до самого последнего времени. В 1933 г. умерло от холеры в Британской Индии 68318 чел., в 1934 г. — 199768, B 1935 r. - 217 162, B 1936 r. - 159 712 чел.

Такая же картина и в других колониях капиталистических государств: в голландской колонии Ява и Мадура за 5 лет (1931—1935 гг.) в среднем умирало от чумы около 12500 чел. в год; в Индо-Китае (французская колония) ежегодно заболевало оспой 3000 чел., умирало от этой болезни около 1 000 чел. Чума не переводится в Алжире, Мадагаckape, Mapoккo, Koнго, Тунисе, т. e. почти во всех колониях буржуазных государств в Африке.

Смертность в Англии в 1936 г. составляла 12,3 на 1 000 человек населения, а в Британской Индии 22,6. Смертность в Лондоне на 1 000 человек была в 1935 г. 11,4, а в Калькутте 28,5, Мадрасе — 36,0 и т. д.

Детская смертность в ряде районов экваториальной Африки перед войной поднималась до чудовищной цифры — 63,5%: больше половины ребят умирало на первом году жизни. В северных штатах США детская смертность у белых была 6,8%, а у „цветных" 12,3%.

Таково санитарное состояние населения в колониях капиталистических государств и состояние здравоохранения „низших рас" в капиталистических метрополиях. В основном оно объясняется чудовищной эксплуатацией колониальных рабов; но значительную роль играет также почти полное отсутствие какой бы то ни было государственной медицинской помощи населению этих колоний.

Аналогичная картина наблюдалась в царской России в отношении национальных окраин. Медицинская помощь коренному населению этих областей почти не оказывалась, существовала она только в крупных городах.

Советской власти приходилось начать строительство советской медицины в национальных районах почти на пустом месте. Партия большевиков и Советское правительство в целях ликвидации хозяйственного и культурного неравенства между народами Советской страны приняли все меры для более быстрого развития производительных сил, культурного строительства и роста медицинского обслуживания населения национальных республик и областей.

Темпы развития здравоохранения, так же как и развития промышленности и строительства культурных учреждений в национальных республиках и областях, значительно превышали темпы развития здравоохранения в центральных областях и во всем Союзе: за 25 лет Советской власти ( с 1917 по 1941 r.) в городах CCCP в среднем больничная сеть увеличилась в 5 раз, а в Таджикской ССР в 75,4 раза, в Киргизской ССР — в 29,5 раза, в Туркменской ССР — в 25 раз, в Армянской ССР — в 25,2 раза, и т. д. Пропускная способность учреждений внебольничной помощи с 1913 по 1941 r. Увеличилась в CCCP B 11,7 paзa, в Узбекской CCP в 14 раз, в Таджикской ССР — в 18 раз; в Киргизской CCP- в 26 paз, B Армянской CCP-в 15 paз, и т.д.

Особенно поучителен рост учреждений по охране здоровья матери и младенца — детских и женских консультаций. Азербайджанской ССР в 1913 г. — 0, в 1941 г. — 69; в Грузинской ССР соответственно — 0 и 126; в Армянской ССР — 0 и 30; в Узбекской—0 и 84; в Таджикской—0 и 23; в Киргизской — 0 и 21; в Карело-Финской ССР — 0 и 14 и т. Д.

Такая же картина и в других областях здравоохранения. В результате санитарное состояние и физическое развитие населения национальных республик и областей быстро улучшается, причем темпы сдвигов в физическом развитии там значительно выше, чем в центральных областях Союза.

В национальных областях подготовляются свои национальные медицинские кадры. Во всех союзных республиках (кроме Карело-Финской) созданы высшие медицинские учебные заведения. Быстро растет санитарная культура населения и исчезают вредные для здоровья пережитки и обычаи темного прошлого. Так проводит советское здравоохранение ленинско-сталинскую национальную политику; так превращает оно отсталые в санитарном отношении области в передовые.

Подъем материального и культурного уровня населения национальных районов во всех областях социалистического строительства привел к тому, что в области санитарно-медицинского обслуживания населения эти районы далеко обогнали многие «цивилизованные» страны Европы и Америки.

СССР — единственная страна в мире, которая на началах полного равноправия разрешила так называемый «национальный вопрос». Принципы советской национальной политики составляют неотъемлемую часть теории и практики советского здравоохранения.


IX. СОЦИАЛЬНОЕ СТРАХОВАНИЕ B CCCP

Дофашистская Германия считалась родиной государственного социального страхования. И, действительно, Германия была первой страной, осуществившей это государственное мероприятие.

Но на характере этого мероприятия отразился порок его зачатия.

Перед введением социального страхования от болезней в императорском послании рейхстагу в 1881 г. «железный канцлер» Бисмарк говорил устами императора: «исцеление общественных бедствий нужно искать не исключительно на пути подавления социал-демократических проявлений, но равным образом и на пути положительного споспешествования благу рабочих». В 1883 г. родилось государственное страхование от болезней в Германии.

Таким образом, Бисмарк боролся с революционным движением рабочих двумя руками: в одной он держал «кнут» («подавление социал-демократических проявлений»), в другой—пряник («споспешествование благу рабочих»). Последняя уступка нужна была для того, чтобы отвлечь рабочих от революционных «проявлений».

Социальное страхование во всех капиталистических странах, где оно введено, носит именно этот характер Вынужденной уступки правящих классов перед лицом революционного движения рабочих. И это обстоятельство налагает отпечаток на организацию государственного социального страхования во всех буржуазных странах.

Прежде всего, ни в одной буржуазной стране в мире, где введено государственное социальное страхование, оно не схватывает всех работающих по найму: страхованию подлежат, главным образом, рабочие крупных промышленных предприятий; сельскохозяйственные рабочие, как правило, не подлежат страхованию. Это также свидетельствует о происхождении социального страхования: рабочие крупных предприятий, политически более развитые и более организованные вырвали эту вынужденную уступку у буржуазии; разбросанные и забитые сельские пролетарии не добились этого.

Во-вторых, везде, во всех буржуазных государствах (речь идет о тех государствах, где введено государственное социальное страхование) в той или другой степени (в больше степени — в страховании от болезней, в меньшей — от несчастных случаев), рабочие обязаны делать отчисления фонды страхования, которые в основном и состоят из отчислений рабочих.

В-третьих, управление страховыми органами фактическ находится в руках предпринимателей, это дает возможность предпринимателям сводить политические счеты с неугодными им рабочими, вносить рознь в рабочие массы.

Таковы основные особенности (не говоря о других — сроки выплаты, величина пособий и т. д.), характеризующие положение страхового дела в капиталистических странах.

Совершенно по-другому организовано социальное страхование в СССР. Ст. 120 Советской Конституции гласит: «Граждане СССР имеют право на материальное обеспечение в старости, а также — в случае болезни и потери трудоспособности.

Это право обеспечивается широким развитием социального страхования рабочих и служащих за счет государства, бесплатной медицинской помощью трудящимся, предоставлением в пользование трудящимся широкой сети курортов».

Таким образом, в CCCP:

1. Все работающие по найму рабочие и служащие как в городских, так и в сельских местностях подлежат государственному социальному страхованию.

2. Государственное социальное страхование проводится за счет государства, — сами застрахованные свободны от каких бы то ни было взносов в фонды социального страхования.

3. Страховые органы работают на началах самоуправления; с 1933 г. дело социального страхования передано профсоюзам, никто никакого давления на них не производит, никто не вмешивается в их деятельность.

Столь же различны и другие стороны организации социального страхования: сроки выплаты пособий, размер пособий и т. д.

Таким образом, социальное страхование в СССР построено на началах, принципиально отличных от построения его в капиталистических странах.

Социальное страхование в жизни трудящихся имеет огромное значение: за счет фондов государственного социального страхования в СССР не только выдаются пособия по болезни и пострадавшим от несчастных случаев, пособия по старости и нетрудоспособности, пособия матерям, но и оказывается помощь в удовлетворении других чрезвычайно важных потребностей трудящихся — значительные средства идут на санатории и дома отдыха, на жилищное строительство, на обслуживание детского населения (устройство пионерских лагерей), на лечебно-профилактическую помощь застрахованным и т. д. Бюджет государственного социального страхования в 1946 г. достигал огромной суммы в 7,3 млрд. Рублей.

Вот каков объем той помощи, которую государственное социальное страхование оказывает трудящимся в СССР. И вот какова разница организации его в СССР от «пряника» — вынужденной уступки рабочим со стороны буржуазии в капиталистических странах.

Где истоки этой разницы? B том, о чем говорилось не раз: B CCCP - социалистический строй, за рубежом — капиталистический строй.

PS Осталась еще на одну часть, примерно такого же объема.
Tags: Н.А Семашко, здравоохранение в СССР
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments