onb2017 (onb2017) wrote,
onb2017
onb2017

Н. А. Семашко о Советском Здравоохранении (часть I)

Вчера я валяла дурака и заставила бедных читателей напрягать очи, участвствуя в жестоких экспериментах чтения текстов, которые я конвертировала через Фотошоп. До такого могла додуматься только я. Горжусь собой, честное слово. Но сегодня, раскаявшись в таком грехе, решила сделать больше, чем просто конвертировать текст в картинку более гуманным методом - вместо этого я набрала на клавиатуре текст брошюры для самого лучшего удобства уважаемых читателей. Какого черта меня больше народа не любит за такое? Подлецы натуральные. Другие  - злые и невнимательные, а возле них толпы ошиваются. WTH? К тому же, другим не предлагают поделиться ценными брошюрами, как поделился со мной теперь еще один горячо ценимый товарищ revolutionar.

В брошюре говориться о нечто противоположном этому.


Ладно, пошутила насчет текста. Конвертировала через гугл докс. Подправила в перерыве. И voila, s'il vous plaît. Читайте на здоровье.. замечательную брошюру о здравоохранении (боюсь, что каламбур вышел неудачный - не брошюрами едиными здоров человек, но в любом случае полезно прочитать). На всякий случай опубликую опять первую главу. А также вторую.  Продолжение следует, так как правка занимает некоторое время. Брошюра издана в 1947 году.


I. ИСТОЧНИК СИЛЫ СОВЕТСКОГО ЗДРАВООХРАНЕНИЯ

Основной источник силы советского здравоохранения. заключается в том, что оно является, частью советского государственного строя, зародилось и развивается на базе и в условиях Советской власти, Статья 3 Советской Конституции гласит: „Вся власть в СССР принадлежит трудящимся города и деревни в лице Советов депутатов трудящихся". Это значит, что не другие, притом враждебные классы, как в капиталистических странах, заботятся об удовлетворении нужд трудящихся, а сами трудящиеся в незнающим, классовой борьбы социалистическом обществе в СССР заботятся об удовлетворении своих нужд вообще, об охране здоровья, в частности. Трудящиеся в СССР не объект" попечения других классов, а „субъект", творцы своей истории. В этом и состоит коренное, принципиальное отличие советской организации здравоохранения от организации, его в дореволюционной России и от состояния здравоохранения в зарубежных странах. В этом и состоит все значение, „огосударствления" медицины в нашей стране.

Напрасно думают некоторые, что „огосударствление". медицины уже само по себе благо для трудящихся. Весь вопрос в том: «qui prodest»? — в чьих руках, в руках какого класса находится государственная власть?

Перед Октябрьской социалистической революцией передовые (либеральные) врачи — „пироговцы" вели бешеную борьбу против попыток „огосударствить" медицину в то, время (знаменитый проект Рейна „О создании министерства здравоохранения в России"). И эти врачи были правы: царское самодержавие путем создания „единого министерства здравоохранения" хотело подмять и растоптать бюрократическим сапогом ростки земской и городской медицины, которые худо ли, хорошо ли, но все же всходили, особенно на ниве крестьянской жизни. „Огосударствление" медицины в то время, при господстве самодержавия, принесло бы не пользу, а вред народному здоровью.

Совсем иное дело при Советской власти, при власти трудящихся. Как прекрасно выразился М. И. Калинин, „у нас, в социалистической стране здоровье рабочих и здоровье крестьян — основная забота государства".

Вот почему, между прочим, с таким трудом осуществляются более чем скромные попытки увеличить государственный сектор здравоохранения в Англии. Частнопрактикующие врачи решительно восстают даже против этих чрезвычайно робких попыток; они образовали солидный „стачечный фонд" для борьбы против увеличения бесплатной государственной медицинской помощи населению в ущерб частной платной помощи. В результате, закон, принятый парламентом (закон войдет в силу лишь в 1948 г.), обеспечивает больше частнопрактикующих врачей за счет средств государства, чем действительно бесплатную медицинскую помощь населению. Частные больницы, частные санатории, частные курорты — ведь это плоть от плоти и кровь от крови частного капитала вообще. И хотя многие добросовестные люди из разных стран, побывавшие у нас и познакомившиеся с нашей системой организации здравоохранения, пропагандируют у себя на родине, что „путь советского здравоохранения — единственно правильный путь"; об их попытках пойти по нашему пути можно сказать: „суждены им благие порывы". Капиталистический строй является непреодолимым препятствием на пути охраны здоровья трудящихся масс. И замечательный факт: там, где у власти становится демократия нового типа, там организация здравоохранения в интересах трудящихся делает огромные успехи: на наших глазах мы видим быстрый рост народного здравоохранения в таких демократических странах, как Югославия, Болгария, Польша и др.

История здравоохранения знает примеры попыток организации здравоохранения в капиталистических странах на началах, по форме похожих на наши. После организации Наркомздрава в нашей стране в 1918 г., под напором рабочего движения стали быстро вырастать „самостоятельные министерства здравоохранения" в целом ряде стран — в Англии, старой Польше, Франции, Италии, даже в Японии и Китае. И что же? Некоторые из них, как в старой Польше, „отцвели, не успевши расцвесть", — были ликвидированы; другие, как во Франции, то создавались, то ликвидировались. Но во всех случаях действительным здравоохранением трудящихся министерства здравоохранения не занимались. В чем дело? А дело в том, что там „охрана здоровья рабочих и охрана здоровья крестьян" не является „главнейшей обязанностью государства". Характерно, что именно в настоящий, послевоенный период, под давлением растущего демократического движения, отмечается новая полоса организации самостоятельных министерств здравоохранения. А у нас Народный комиссариат (ныне Министерство) здравоохранения крепнет с каждым годом и в этом году отмечает 29-летие со дня создания Наркомздрава.

Тов. Александров в статье „О современных буржуазных теориях общественного развития" („Большевик", 1945, No 11— 12) писал: „Временами критика основ буржуазной цивилизации дается в довольно обобщенной и резкой форме" (одно заглавие работы Эллиота и Мэрилла „Социальная дезорганизация“ чего cтоит! — H. C.). „ Ho и в таких случаях социологи, как правило, ограничиваются констатацией несправедливостей ошибок и в области внутренней и внешней политики. Когда же речь заходит о путях выхода из этих бедствий, о средствах устранения общественных непорядков, – социологи молчат“.

Совершенно такую же картину мы наблюдаем и в области организации охраны народного здоровья.

Сравнительно недавно президент Трумэн обратился к конгрессу с посланием, в котором вскрывает поистине ужасающее состояние здоровья населения в США. Оказывается, 30% (около 5 млн. человек в возрасте от 18 до 37 лет) призванных на военную службу оказались непригодными к ней по состоянию здоровья; кроме того, около 1,5 млн. человек после поступления на службу должны были быть уволенными по состоянию здоровья. В США, по докладу Трумэна,  „смертность от рака превышает ежегодно 160 000 человек; 2 миллиона страдают душевными болезнями; около 10 миллионов человек в тот или иной период своей жизни нуждаются в больничном лечении от душевных болезней; психически больные занимают больше половины больничных коек".

Мрачными красками рисует президент Трумэн состояние здравоохранения в США. Болезнь, по его словам, влечет за собою не только докторские счета, с нею также прекращаются заработки". В 1200 округах с числом жителей в 15 миллионов либо совершенно нет больниц, либо состояние их таково, что они не удовлетворяют даже и минимальным требованиям, предъявляемым к больницам".

Таково мрачное положение с делом здравоохранения в США. Что же предлагает президент в своем послании конгрессу для ликвидации такого положения?

Самое радикальное мероприятие, им предлагаемое, — страхование от болезней, но ... при обязательном установлении системы обязательных взносов на покрытие расходов по оказанию медицинской помощи", т. е. за счет самого населения. Трумэн горячо защищается против обвинения его в пристрастии к социализированной медицине", т. е. к государственной организации бесплатной медицинской помощи. Но и это скромное мероприятие уже встретило энергичный протест со стороны „Американской медицинской ассоциации", т.е. объединения частнопрактикующих врачей, как видно из официального ее названия.

В статье „Социализм и платная койка“ (British medical Journal, июнь 1946 г.) все, высказывающиеся за бесплатное государственное лечение больных, обвиняются в том, что они потеряли способность к суждению". Как может, восклицает автор, человек „с утонченною чувствительностью очутиться в компании людей, среди которых подонки общества?!" Такое предложение есть „безрассудство, недостойное нашей ученой профессии!". И в этом стиле написана вся статья. Трудно подыскать другой документ, так цинично ратующий за классовую медицину и так по-барски и по-хамски (в угоду господ) клевещущий на народ.

II. EДИНСТВО УПРАВЛЕНИЯ

Советское хозяйство—плановое хозяйство. Вместо разнобоя, вредной конкуренции частных интересов, непроизводительной затраты сил и средств Советская власть установила плановое начало, всецело подчиненное интересам трудящихся масс.

Отсутствие системы и плана в деле здравоохранения не менее, а может быть даже более вредно, чем в других отраслях хозяйства и культуры. В самом деле, как можно успешно вести противоэпидемическую борьбу, если вести ее вразброд, несогласованно, необъединенно? Поэтому задачей Советской власти с самого начала ее организации, еще до создания Наркомздрава, было внести плановое начало в дело здравоохранения.

Ленинградские врачи-большевики вскоре после Октябрьской социалистической революции предложили создать единый управляющий центр—Народный комиссариат здравоохранения.

Однако гениальный вождь В. И. Ленин и в этом деле проявил присущую ему политическую мудрость и дальновидность. Он признал тогда немедленное создание Наркомздрава преждевременным, а порекомендовал предварительно выполнить следующие условия: создать сначала на местах местные органы здравоохранения, чтобы Наркомздрав не оказался „генералом без армии"; привлечь на свою сторону передовых врачей, отколов их от саботажников и контрреволюционеров; глубже разработать и распропагандировать идею организации советского здравоохранения, чтобы она была понятна и ясна каждому рабочему. По этим ленинским предначертаниям и пошло строительство здравоохранения в нашей стране: был создан временный орган — „Совет врачебных коллегий" из представителей „медицинских коллегий" в различных комиссариатах (Внутренних дел, Путей сообщения, Народного образования и т. д.) для координации работы этих ведомств в области здравоохранения и планирования этой работы.

Лучшие представители медицинской науки, убедившись, что Советская власть не „разрушает" здравоохранение и медицинскую науку, а, наоборот, прилагает все усилия к решительному улучшению дела, такие видные ученые, как академик Заболотный, академик Лазарев, профессор Тарасевич и др., стали переходить на сторону Советской власти и советской медицины. Оправдались слова товарища Ленина о том, каким путем ученые придут к коммунизму: „..инженер придет к признанию коммунизма не так, как пришел подпольщик-пропагандист, литератор, а через данные своей науки".

И еще: „Поскольку они видят, что рабочий класс выдвигает организованные передовые слои, которые не только ценят культуру, но и помогают проводить ее в массах, они меняют свое отношение к нам".

Выполнялось и другое указание товарища Ленина: на местах шла упорная работа по строительству местных органов здравоохранения. Когда в июне 1918 г. собрался Всероссийский съезд здравотделов (медико-санитарных отделов, “совдепов", как их тогда называли) и на съезде были подвергнуты тщательному обсуждению доклады о принципах организации Наркомздрава и об основах советской медицины, с согласия В.И. Ленина был внесен в CHK npoeкт декрета об утверждении первого в мире самостоятельного и полноправного министерства здравоохранения — Наркомздрава. 13 июля 1918 г. СНК принял этот исторический декрет. Необходимо отметить существенный характер дальнейшего „собирания медицины" в едином органе. Оно шло не только в порядке „приказа" (хотя постановление СНК давало право на это), но и в порядке „показа", т. е. доказательства того, что это объединение медицины в интересах обслуживаемого населения. Даже военно-санитарное ведомство, как самостоятельная организация тогда чрезвычайно слабое, было включено в состав Наркомздрава, так как, опираясь на сравнительно мощную базу Наркомздрава, оно могло лучше обслуживать Красную Армию.

Никогда во всю историю Наркомздрава „объединение во что бы то ни стало" не было фетишем, вопрос не ставился формально. Salus populi всегда было suprema lex. Этот принцип сохранился и до настоящего времени. Когда развертывающееся и усложняющееся хозяйственное строительство указало на необходимость выделения из Министерства здравоохранения медицинской промышленности, Советское правительство создало самостоятельное Министерство медицинской промышленности.

Итак, плановое начало совершенно необходимо в деле здравоохранения. А чтобы планово строить это дело, необходим полновластный орган, который ведал бы всем делом здравоохранения.

Плановое начало в проведении противоэпидемических и других мероприятий, единство управления всем делом здравоохранения сыграли огромную роль в борьбе за эпидемическое благополучие советского населения в минувшую Великую Отечественную войну.

Лучшие представители науки давно уже прекрасно понимали значение единства управления для дела здравоохранения. Еще в 1901 г. Проф. Мирман писал в «Hygiêne»:

„Префект часто интересуется общественным здоровьем и хотел бы быть полезным. Ища поддержки у правительства, он должен обойти в Париже все министерства и переговорить с десятком директоров управлений. Нужна большая настойчивость, чтобы не сбиться с пути и не остановиться в этих мытарствах". „Особенно, — продолжает Мирман, — это относится к борьбе с социальными болезнями, например туберкулезом и алкоголизмом. Где, в каком министерском департаменте может быть подготовлена, начата и проведена борьба с туберкулезом? Она теперь зависит от Министерства труда (дешевые жилища, взаимное страхование, гигиена мастерских и магазинов), от Министерства земледелия (гигиена питания и надзор за молоком), внутренних дел (санитарные предписания для общин и дезинфекция), Министерства просвещения (медицинская инспекция школ). Когда будет сделан запрос правительству о мерах, которые оно намерено предпринять для защиты расы от ее злейшего врага, четыре министра должны будут принять участие в прениях (не считая армии, флота и колоний). Словом, при раздроблении отделов гигиены по разным министерствам и управлениям нет никого в составе правительства, на ком лежала бы ответственность за гигиену, за народное здравие. Организация указанного Министерcтва Hapoдного здравия внесет внесет порядок в этот хаос и метод в произвол".

Однако крылья подрезаны капитализмом и для таких полетов. Как мы видели, „управляющий аппарат" может быть сильным лишь в том случае, если он опирается на мощную государственную организацию, а не является „генералом без армии". А этой мощной государственной организации здравоохранения в капиталистических странах нет.

Только Советская власть полностью разрешила этот вопрос: создала единую, строго продуманную, на плановых началах построенную государственную организацию охраны здоровья населения и во главе ее мощный управляющий центр.

PS Сергей, загружу, как только закончу, вместе с прикрепленным файлом.

Часть II
Часть III
Часть IV
Часть V


Tags: Н.А Семашко, здравоохранение в СССР
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 27 comments