onb2017 (onb2017) wrote,
onb2017
onb2017

Советские “неполноценные” на экзамене у даровитых экспертов по части неполноценности

Дело было в феврале 1943 года, после разгрома фашистских войск под Сталинградом. После этого поражения престиж гитлеровских войск стал катастрофически падать в глазах европейских обывателей. Тогда, по всей видимости, аппарат нацистской пропаганды получил важное задание— срочно собрать материал, доказывающий низкую техническую подготовку советских инженеров и техников.


Довольно странное решение—объяснять собственное поражение слабостью противостоящей стороны. Быть побитыми армией, которая вооружена военной техникой, разработанной низкоквалифицированным персоналам, очевидно, является признаком большого ума, смелости и благородства. Взяв на вооружение эту тактику, можно смело утверждать, что если противник одержал победу, то это благодаря тому, что он слаб и не обладает достаточной квалификацией. Впрочем, что еще можно ожидать от узколобых головорезов, уверенных в своем врожденном превосходстве?



Но чем бы они не руководствовались, все же отдел пропаганды поставил перед собой задачу— во что бы то ни стало собрать данные о “неполноценности” советских людей.


С этой целью в лагере летнего состава в городе Лодзи в Польше были собраны военнопленные, имеющие среднее и высшее образование. “Экзаменационная” комиссия, составленная из всех представителей народов Европы,— вот ведь какие добросовестные и непредвзятые захватчики!— в присутствии офицеров пропаганды начали “экзамен”.


Распухшие от голода, раненые пленные должны были решить шесть несложных задач по алгебре, некоторым разделам физики, включая раздел теоретической механики.


Задачи были написаны мелом на доске. По истечении 20 минут ни одна из них не была решена, да и у измученных пленных вовсе не было никакого желания этим заниматься. 


Офицеры министерства пропаганды и “экзаменаторы” ехидно переглядывались и перекидывались фразами вроде: “Руссише швайне и дикари”. И совсем уже было распоясались, особенно после того как прошел час, а “экзаменуемые” даже не сделали попытки написать хоть один знак.


Председатель “комиссии” внезапно сделался красным как рак и рявкнул: “Это что— бунт?!” В дверях показались конвоиры, готовые в любой момент пустить в ход свои приклады.


Тогда у одного из военнопленных созрел план. Он вышел к доске и обратился к комиссии: “Никто не решает эти задачи, потому что мы— советские инженеры и техники—  считаем ниже своего достоинства браться за такие простые задания, уместные разве что в средней школе. С ними легко справится любой советский школьник”.


“Ах вот что! Уж не хотят ли русские швайне решать великую теорему Ферма?” — вскричал разъяренный офицер.


Вспомнив, что когда-то в математическом кружке Малаховского детского городка, он нашел какое-то решение теоремы, и никто из товарищей тогда не смог доказать, что оно неправильное, военнопленный рискнул сказать: “Советские школьники давно ее решили”.



Немцы переглянулись, о чем-то пошептались и один из них изрек: “Ну, решай!”


Военнопленный начал с того, что решил в уме все шесть задач и написал ответы на доске. Затем он приступил к доказательству теоремы.


В лагере военнопленных это доказательство прозвучало довольно убедительным и поставило “комиссию” в тупик. Тогда “экзаменуемый” перешел в атаку.


— Я даже признаю, что русские инженеры и техники слабее немецких, если в течение двух часов один из вас найдет решение к этой задаче:



К слову, эта задача —  на тему диофантовых уравнений. Она состоит в том, чтобы заменить буквы на цифры. При условии, что буквы соответствуют значимым цифрам, задача имеет два решения. Числа нужно записать в виде суммы разрядных слагаемых. Установив некоторые очевидные значения, можно найти остальные путем решения диофантовых уравнений и подстановки.


Впрочем, это не столь важно. Важно то, что в данном случае все обошлось относительно “благополучно”: офицеры министерства пропаганды не стали решать эту задачу и хоть и не признали превосходства советских инженеров, но, по крайней мере, остались без доказательств их ущербности с целью очернения всего советского народа.



“Экзаменуемые” получили по семь суток карцера и были направлены в лагеря на каторжные работы. В рассказе военнопленного Н.М. Журавлева из Кривого Рога приводится лишь наиболее вероятная цель такого “экзамена”, — на основании того, что аппарат немецкой пропаганды не раз прибегал к таким методам сбора материалов для своего иллюстрированного журнала “Untermensch” (“Неполноценный человек”) — однако фашистам даже в таких условиях  не удалось добыть “доказательства” того, что советские люди— это лодыри и нелюди низкого умственного развития.[2]


В свете последних событий— “50 двоек на параллель” на ОГЭ по математике[3] — такая история вызывает смешанные чувства: одновременно гордости и поражения... Впрочем, помимо горечи и досады тут же появляется твердая уверенность в том, что именно бытие формирует личность и сознание.


А что такое личность? Как видно из рассказа, представление о личности, как совокупности врожденных черт, обусловленных неизменной наследственностью, не выдерживает никакой критики— в настоящее время уже даже в среде буржуазных ученых.


Без сомнения, наследственными для человека могут явиться те или иные особенности нервной системы, которые определяют большую или меньшую возбудимость и силу его чувств. Однако наблюдения и опыт показывают, что даже темперамент—эти самые особенности нервной системы—  может преобразоваться и приобрести новые качества под влияниям среды и воспитания.



Не говоря уже о мировоззрении, являющимся основной составляющей в формировании человека как личности— ведь именно в нем выражается отношение человека к миру, к людям, к целенаправленному созиданию не ради собственного единоличного удобства, а ради гармоничного сосуществования с другими. Все эти доводы можно было бы считать несбыточными фантазиями и пустым звуком, если бы советские люди вот так на деле не доказали своими действиями,— особенно во времена серьезных испытаний,—что такова реальность и то, к чему мы должны стремиться, если хотим достичь уровня высокоразвитых индивидов, как бы не хотелось фашистским прислужникам капитала доказать обратное.



Нет, советские люди, давшие отпор отборным “арийцам”, защищавшим индивидуализм и зверски уничтожившим миллионы людей по заказу рурских баронов, банкиров и промышленных капиталистов, оказавшихся на грани очередного кризиса и под угрозой восстания мирового пролетариата, не были ни дикарями, ни неполноценными. Наоброт, они были лучшими представителями человечества, доказав это не только во время “экзамена” в лагере, но в ожесточенных боях, в плену и в тылу. 


Это сейчас, когда личный успех за счет других, индивидуализм и полное пренебрежение к тому, что происходит за пределами узкого— и иногда даже до поры до времени уютного—  мирка, мы все вполне можем сойти за дикарей, невежество которых легко заметить уже даже без “экзаменов”.



А для того, чтобы не войти в историю такими ограниченными и недоразвитыми представителями эпохи декадентского процветания узкой группы частных собственников, при условии что эту историю вообще будет кому изучать, первым делом следует, очевидно, осознать свою общественную значимость в деле изменения среды, в которой славится варварское процветание за счет других.


1.washingtonpost.com/news/morning-mix/wp/2014/07/07/the-perfect-aryan-child-the-nazis-used-in-propaganda-was-actually-jewish/

2. “Математическая перестрелка”, Н.М. Журавлев, журнал “Знание— сила”, 1958 г

3.mk.ru/social/2021/06/10/rossiyskie-shkolniki-zavalili-oge-po-matematike-kucha-dvoek.html

Опубликовано на zen

Tags: Великая Отечественная Война, история, наука
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments