onb2017 (onb2017) wrote,
onb2017
onb2017

Category:

Эффект противоположных интересов

Случайно стала свидетелем конфликта—из жития участников крысиных гонок.


Суть оказии: клиент заказал съедобный продукт ручной работы, но исполнитель—он же владелец малого бизнеса— забыл о заказе в связи с болезнью детей, однако в последнюю минуту спешно изготовил поделку, использовав заранее приготовленную для других целей заготовку и предоставил скидку за некоторые несоответствия.

Клиент принял заказ, так как всё случилось в последнюю минуту, но пару дней спустя потребовал назад деньги, так как товар не оправдал ожидания клиента. Тем не менее, отверженный продукт всё же оприходовали, так как заказ предназначался для торжества.


Владелец бизнеса столкнулся с дилеммой: вернуть деньги и остаться в убытке, не только потеряв ту часть, которая полагается за труд, но и стоимость исходных материалов; либо нажить себе врага и кучу недоброжелателей, так как большинство граждан в сообществе, где предприниматель рекламирует свою продукцию, не поддержали его в этой ситуации.


Я сейчас совсем не собираюсь обсуждать, кто прав в этом споре—я вообще не имею никакого отношения ни к той, ни к другой стороне,— однако мне этот случай показался подходящим для того, чтобы рассмотреть результаты одного недавнего эксперимента, который провели на...крысах.


Цель эксперимента состояла в том, чтобы установить насколько действует на крыс и прочих млекопитающих так называемый эффект безучастия. На случай если кто-то не в курсе в чем выражается этот эффект: какое-то время считалось, что чем больше случайных свидетелей оказалось на месте происшествия, в котором человеку необходима помощь, тем меньше у него шансов получить поддержку.

Первоначально такого рода эксперименты проводили на людях—еще в 1960-х годах. Например, в одном из таких опытов испытуемому становилось известно о том, что с кем-то случился эпилептический припадок. Если об этом узнавали от 1 до 4 других людей, то участник проявлял меньше активности в отношении оказания помощи пострадавшему, особенно если другие участники оказались равнодушными к происходящему. В результате исследователи сделали именно такие выводы: люди не склонны помогать друг другу, если собралась какая-то группа свидетелей. Ученые предположили, что это происходит из-за потери социальных связей, апатии и отчуждения.1


Однако впоследствии данные и результаты этого и еще сотни других подобных исследований подвергли сомнению.2 Дело в том, что эксперименты проводили в наигранной обстановке с участием актеров, которых заранее просили вести себя безучастно, что влияло на поведение участников опытов.


Новые же исследования показали, что люди в массе оказываются даже более отзывчивыми, если они находятся среди группы других людей.2 Всё зависит от того, насколько активно проявляют себя отдельные личности, задающие тон. Остальные же в зависимости от обстоятельств тоже подключаются, но не всегда активно, а взвесив в уме наиболее рациональные способы помочь.

Совсем недавно провели исследование реальных трагических инцидентов и установили, что в 9 из 10 из них хотя бы один человек, но чаще многие, бросаются на помощь, несмотря на наличие других свидетелей.3


С крысами проделали тот же фокус: взяли группу из четырех живностей и запирали то одну из них вместе с жертвой, которую нужно было спасти, то сразу несколько. Если крыс было больше одной, то в некоторых случаях всем крысам, кроме одной, давали медикаменты, угнетающие их активность, в результате чего те становились апатичными и теряли способность отвечать на зов подруги. Удивительно, но единственная трезвая крыса повторяла поведение своих одурманенных приятелей и редко помогала жертве. Когда же на организм крыс не действовали медикаменты, то они чаще всего коллективно помогали жертве. Особенно если они к тому же уже встречались до этого.4

Таким образом ученые сделали вывод, что крысы— так же как и люди!—склонны помогать друг другу, но могут быть подвержены конформности, то есть, будучи социальными существами, попадают под воздействие окружающих.4


В своей книге по психологии, предназначенной для школьников старших классов,  академик АПН СССР А.В. Петровский приводит аналогичные эксперименты, в том числе из научно-популярного  фильма Феликса Соболева.

В одном из них испытуемых помещали в отдельные кабинки и просили определить промежуток времени длиной в минуту, после того как они услышат звуковой сигнал в наушниках. При этом каждый имел возможность увидеть на табло результаты приятелей. После того, как испытуемые научились определять минуту с точностью до 5 секунд, результаты приятелей стали подменять на фальшивые—длиной 30-35 секунд. В таких экспериментах ярко выраженная конформность проявилась у 15%, и у стольких же испытуемых она вовсе отсутствовала; остальные проявили конформность в той или иной степени.


Однако здесь всё дело в том, что подобные ситуации не являются  критическими. В них никому не пришлось оценивать последствия своих действий. Совсем другой исход можно ожидать в отношении принятия жизненно важного решения или в коллективе людей, которым доверяешь.5


Интересно, что люди чаще поддаются негативному влиянию незнакомцев, чем близких по духу индивидов. Это объясняется тем, что в первом случае происходит апелляция к неосознанным установкам и действиям личности, а во втором мы сознательно ориентируемся на компетенцию, внимание, чуткость и тд знакомых нам людей. Если сверх этого вся группа людей разделяет общие ценности и взгляды, то конформность сменяется на коллективистскую самоопределенность, то есть избирательное отношение к воздействию окружающих.5


Подытожу: на основании всех этих экспериментов можно заключить, что люди в большинстве склонны заботиться о благополучии других, хотя и поддаются влиянию окружающих. Однако чем ближе участники коллектива, и чем больше их сближают общие цели, тем выраженнее у них способность не поддаваться негативному влиянию.


Теперь вернемся к конфликту с предпринимателем и клиентом. Разве у этих двух индивидов могут быть общие цели? Каждый из них пытается выжить—один зарабатывает на жизнь поделками, другой пытается сэкономить. Зачем им входить в положение друг друга и быть добрыми, если исход их действий должен определить, насколько они преуспели в этой...крысиной гонке, где каждый стремится выжить на индивидуальном уровне.

Чаще всего люди видят в друг друге не жертву обстоятельств, а противника, который даже если и на секунду оказался в беде, то либо может оказаться мошенником, либо его проигрыш— это выигрыш другой стороны. Кто же в таком случае намерен сочувствовать другому в ущерб себе?


А сторонние наблюдатели, скорее всего, поддались влиянию того, кто первым представил себя на месте жертвы—в зависимости от того, является ли он потенциальным бизнесменом или клиентом.


Я уже даже не говорю о тех предпринимателях, которые живут за счет труда других. Разве эти две группы с противоположными интересами могут быть коллективом с общими целями и станут спасать своего антагониста? В этом случае, конечно, побеждают те, у кого больше капиталов.


Наблюдатели же чаще всего поддаются негативному влиянию тех незнакомцев, которые либо сами имеют непосредственный интерес в эксплуатации—буржуазная пропаганда и то самое неосознанное соглашательство,— либо представляют себя успешными за счет других в будущем. Отсюда и жестокие защитники класса капиталистов, которые не имеют никакого сочувствия к тем, кто по их мнению оказался в неудачниках, хотя сами они недалеко ушли от последних и скорее вот-вот окажутся на месте последних, чем в роли успешного буржуа.


В общем, нам выбирать: жить в условиях, когда у всех общие цели, нет никаких противоречий при выборе решений, касающихся благосостояния каждого, и есть осознанная возможность выбирать самое благоприятное для себя и окружающих поведение... или грызться с себе подобными, только потому что нам нужно выжить в среде, где у двух классов противоположные интересы. Причем один из этих классов заботится только о себе за счет всех остальных, да еще и внушает окружающим, что такое положение нормально и естественно. 



1.psycnet.apa.org/record/1968-08862-001

2.pubmed.ncbi.nlm.nih.gov/21534650/

3.psycnet.apa.org/doiLanding?doi=10.1037%2Famp0000469

4.advances.sciencemag.org/content/6/28/eabb4205

5.А.В. Петровский “Познай себя: психология школьнику”; Москва, “Педагогика”; 1988г.

Tags: классовое общество, психология, социология
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 103 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →