onb2017 (onb2017) wrote,
onb2017
onb2017

Category:

Жилье в дореволюционной России и после

Условия жизни  при царизме

В дореволюционной России условия жизни крестьян и рабочих были в крайней степени удручающими, и удивительно то, что миллионы страждущих нашли  в себе силы, чтобы оставить такой замечательный след в истории.


В самом начале двадцатого века российские рабочие кучковались в сырых и холодных земляных постройках и казармах с лежанками и полатями, по два-три человека на каждую. В 1912 году 24 500 малогабаритных квартир в Москве вмещало невероятное число людей— 325 тысяч. В том же самом городе были расположены  поместья дворян и  дома буржуазии, в каждом из которых проживало по одной семье. По сравнению с остальными, такие дома казались дворцами и их площадь иногда достигала несколько сотен квадратных метров на человека.


В настоящее время для того, чтобы определить, что помещение перенаселено, принято считать сколько человек приходится на одну комнату. Но в некоторых промышленных районах царской России более чем половина фабричных рабочих вовсе не имело никаких комнат!

Согласно специальному расследованию, проведенному в Санкт-Петербурге в 1908 году, только 40% рабочих текстильной промышленности жили в отдельных комнатах; остальные ютились в переполненных бараках, где у них были койки. В среднем рабочая семья имела в распоряжении около 3 квадратных метра жилой площади. И это в Санкт-Петербурге, где рабочие жили в относительно лучших условиях, чем в иных местах.” 1

В 1913 году условия жизни изменились незначительно. 58% рабочих жили в общежитиях, которыми владели фабриканты. Обычно под этим также подразумевались казармы с лежаками, расположенными двойными рядами. Подобные условия существовали в традиционных промышленных районах, например, в центрах текстильной промышленности условия жизни обычно были настолько отвратительны, что в одной комнате могло обитать до 40 рабочих, которые спали на лежаках, занимая площадь всего 1,5-2,5 кв м на человека.2

Источник иллюстрации: na-zavalinke.ru


В 1914 году, в то время как 5 тыс удобных квартир пустовало в центре Москвы, в городе и пригородах находилось 27 тыс квартир-спальных комнат, где помещались только отдельные кровати. Учитывая, что более 300 тыс человек жили в таких помещениях, можно предположить, что в каждой комнате находилось в среднем около десятка человек.3

Муниципальные сооружения также отличались примитивностью: в 1916 году система обеспечения питьевой водой существовала только в 200 из 1084 городов страны, и только 10% домов в этих городах были подключены к системе. В 23 городах была центральная канализация, но только 3% домов были подключены к ней, и только 5% жилых помещений в городах были электрифицированы; при этом всего в 134 городах было какое-либо электрическое освещение на улицах.

Невыносимая теснота не была привилегией города: на селе капитализм также открыл шахты и построил заводы не только с передовой техникой, но и с передовой формой человеческой деградации и прозябания. Путешественник из Англии (позднее он приезжал в Советскую Россию) оказался на одной из фабрик в лесу, в двадцати милях от небольшого городка под названием Владимир; он вспоминал, что  “о профсоюзах даже не было речи до революции. Любая форма взаимодействия между рабочими, даже для просвещения и досуга, была запрещена. Я наблюдал огромные бараки, в которых они ютились. Каждой семье было отведена узкая, но высокая каморка (потому что это нельзя было назвать комнатой), освещенная светом из маленького окошка, находящегося в самой верхней части стены. Часто семь или восемь пар легких дышали в стенах этой каморки, таким образом можно было подумать, что объем помещения на человека составлял 7 куб футов. Фабрика была хорошо освещена электричеством. В бараках же не было искусственного освещения и санитарные условия нельзя передать словами”.1

Так как Россия являлась империалистической державой, ее колонии растянулись по всем направлениям на огромных территориях.  Рабочие Урала, Донбасса и Баку испытывали особые лишения в отношении тесноты и антисанитарии. Писатель Максим Горький при посещении домов нефтяных рабочих до и после революции вспоминал следующее: “ Я никогда не видел так много всякой грязи и отбросов вокруг человеческого жилья, так много выбитых стекол в окнах и такой убогой бедности в комнатках, подобных пещерам. Ни одного цветка на подоконниках, а вокруг ни кусочка земли, покрытой травой, ни дерева, ни кустарника.”

В 1928 году Горький снова посетил Баку и когда он увидел рабочий жилой район, он написал: “Баку— неоспоримое и великолепное доказательство успешности процесса строения государства рабочих, создания новой культуры, — таково моё впечатление.”3


Центр Баку менялся в течении 60 лет до 1954 года. Несколько неприметная центральная площадь переросла в эпицентр суеты с высокими зданиями и малоэтажными постройками,  ландшафтным пространством с многоярусными лестницами и современной трамвайной системой—все это было построено уже в 1930 годах. К 50-м годам масштаб и престиж площади был совершенно очевиден. Огромная территория была занята зелеными насаждениями с большими деревьями, а не жалкими деревцами, которые обычно растут во многих городских застройках в наши дни. Невероятная трансформация: от убогости до создания новой культуры. Именно этот контекст нужно иметь в виду. Условия жизни при царизме всегда умалчиваются, когда осуждают небогатый жилищный фонд в СССР.

Вот как это описали Вебб:1

Парадоксом по поводу советской статистики в каждой стране является то, что самые выдающиеся достижения общественной жизни ставятся в упрек. В данном случае в отношении жилья в Советском Союзе.

...Условия жизни массы людей в промышленных центрах царской России, впрочем, как и в деревнях, были настолько ужасающе отвратительные и рост населения за последние пару десятилетий был настолько значительным, что все самые решительные меры по обеспечению населения жильем едва поспевали за постоянно увеличивающимися потребностями.

...Отсюда, несмотря на огромные достижения, советский коммунизм сегодня винят в том факте, что жилищный вопрос был темным пятном.”

Когда мы, коммунисты, защищаем достижения Советского Союза в сфере жилищного строительства, мы обращаемся к историческим материалам. Говоря словами И.В. Сталина:

“...ясно, что  каждый   общественный  строй  и   каждое  общественное   движение   в   истории  надо расценивать не  с   точки   зрения  "вечной справедливости" или другой какой-либо предвзятой идеи, как это делают нередко историки, а  с   точки   зрения  тех условий, которые породили этот строй  и  это  общественное   движение,  с которыми они связаны.

...Все зависит от условий, места и времени.

Понятно, что без такого исторического подхода к общественным явлениям невозможно существование и развитие науки об истории…”4

Ситуация с жильем после Октябрьской Революции

Теперь, после того, как мы оценили вопрос обеспечения населения  Советского Союза жильем  в историческом контексте, настало время рассмотреть достижения и отдать должное  их значимости.

Второй декрет, изданный советским правительством сразу после революции, упразднил частную собственность на землю. В городах с населением  более 10 тыс человек правительство аннулировало право частной собственности на здания, оценочная стоимость которых превышала определенный лимит, установленный местными органами управления, и таким образом к концу 1917 года большие жилые помещения были национализированы.

Сотни тысяч рабочих переселились из трущоб в национализированные жилые помещения. Жилищная политика состояла в том, чтобы распределить существующий жилищный фонд методом конфискации и реквизиции домов, принадлежащих буржуазии и дворянству.

В течении нескольких дней после революции Народный Комиссариат Внутренних Дел издал указ, дающий право на конфискацию пустующих зданий, пригодных для жилья и использование их для размещения людей, живущих в стесненных или антисанитарных условиях.

Теперь представим, что 5 тыс огромных удобных квартир, которые считались пустующими с 1914 года были реквизированы и использованы для размещения около 300 тыс человек, которые до этого жили по нескольку человек в однокомнатных квартирах или для больных, раненых и инвалидов, которые вернулись с фронта...

Далее Коммунистическая Партия заявляет о том, что необходимо “всеми силами стремиться к улучшению  жилищных  условий трудящихся масс, к уничтожению скученности и антисанитарии старых кварталов, к уничтожению негодных жилищ, к перестройке старых, постройке новых, соответствующих новым условиям жизни рабочих масс, к рациональному расселению трудящихся.”

Жилищный фонд был перераспределен в соответствии с нуждами на основании минимальных требований и максимально возможного распределения жилой площади на человека. Комиссариат Здравоохранения (Наркомздрав) в 1919 году установил минимальную площадь на человека в 8,25 кв м жилой площади и 30 м3 объема помещения на каждого совершеннолетнего и 20 м3 на ребенка в возрасте до 14 лет.

Стандарты в отношении жилплощади—краткое сравнение

Следует отметить в отношении этих цифр о жилплощади то, что к ним применяют различные подходы, определяющие из чего складываются эти данные. В Великобритании мы определяем жилой дом по числу спален, а не по тому какая в доме площадь, и это является стандартным во многих европейских странах. Это ловкий прием, который используют на всех нас, потому что таким образом отдельный дом может оказаться на самом деле значительно меньше, чем квартира в Париже или Берлине. Но это не лишит удовольствия потенциального домовладельца похвастаться наличием дополнительной каморки в доме. Сейчас не редкость, когда комната, в которую может поместиться одна только кровать считается за спальню, что в свою очередь влечет увеличение цены на недвижимость.

Так сложилось исторически, что  в послевоенный период социал-демократии, когда британские рабочие получали наибольшую выгоду от империалистических подачек, установились некоторые стандарты, необходимые для местного самоуправления и социального жилья*. В 1961 году стандарт Паркера Морриса** применялся ко всем домам в ведении местного управления, который, к примеру, требовал минимальной площади для квартиры на двух человек  в размере как минимум 44,5 кв м, а для 4 человек—69,6 кв м. Эти цифры, однако, применялись только к социальному жилью, то есть менее, чем 30% всего жилого фонда.

В 2015 году были введены Технические Жилые Стандарты, которые несколько улучшили ситуацию: например, квартира на 2-х человек теперь должна иметь площадь 50 кв м, а на 4-х—70 кв м. Но опять же, вместо того, чтобы принять эти стандарты за универсальные для для всего жилья как часть строительных норм, было заявлено, что это требование имеет факультативный характер и стало частью системы планирования, где каждый местный орган управления должен принять их, пройдя через долгий и запутанный бюрократический процесс местного планирования.

В Советском Союзе площадь рассчитывалась на основании фактической жилой площади, то есть только включала жилую площадь и спальни, а кухни, коридоры и санузлы не включались. Это дополнительная площадь должна в реальности  добавить дополнительные от 30 до 50% к заявленной. Стандарты Мориса Паркера и Технические Жилые Стандарты включают общую площадь в рамках стен экстерьера помещения, то есть  не только фактическую жилую площадь, но и кухни, коридоры, проходы, ванны и туалеты! То же самое касается европейских стандартов— их площадь включает общую площадь в пределах четырех стен квартиры или дома. Вот на такие нюансы следует обратить внимание, когда сравнивают жилье в империалистических странах и в государстве рабочих.

Жилье в годы после Октябрьской революции

За четыре года империалистической войны и три года иностранной интервенции Россия,  превратившись в кучу руин, несомненно столкнулась с кризисом нехватки жилья, несмотря на меры, принятые в первое время после революции.

Материальный ущерб, нанесенный жилым помещениям в ходе гражданской войны и интервенции, составлял более 2 тыс миллионов рублей. В Москве в период между 1914 и 1921 годами число разрушенных или непригодных для жилья домов составило почти пятую часть всех жилых помещений.

Несмотря на затруднения, переселение продолжалось и только в Москве в период между 1918 и 1924 годом полмиллиона рабочих и их семей  переехали в более удобные квартиры.

До этого семьи рабочего класса составляли не более 3% всех жителей в районе Садового Кольца—лучшей части города, после же переселения процент вырос до 40-50%. То же самое касалось Ленинграда и других городов. Ранее цена за аренду жилой площади была слишком высока, поэтому проживание в приличных районах было невозможным для рабочих.3

Однако вполне понятно, что переселение не могло решить всех нужд рабочих людей в отношении обеспечения жильем и даже тогда, когда Белая Армия и ее союзники наступали на молодую страну Советов, строительство домов продолжалось.

Только в 1920 году было возведено 254 жилых здания, кроме того было отремонтировано 2347 старых помещений в 58 губерниях страны. В то же время, это было только скромное начало. Но это было отличным показателем решимости Советского правительства.

1.Сидней и Беатрис Вебб, “Советский коммунизм– новая цивилизация”: Виктор Голланц, Лондон. 1937 год

2.Грегори Эндрюс, “Строительство и городское планирование в СССР”: Сани Пресс, Албани, Нью Йорк,1985 год

3.Юрий Яралов, “Жилищное строительство в СССР”, “Советские новости”: Лондон, 1954 год

4.Сталин И.В. “О диалектическом и историческом материализме”, Сочинения. – Т. 14. –М.: Издательство “Писатель”, 1997. С. 253–282

**Социальное жилье—вид обеспечения граждан жильем, при котором право собственности на домовладение принадлежит государству или муниципалитету.

**Стандарты Паркера Морриса—свод стандартов для  социального жилья, принятых в 1961 годом комитетом под управлением сэра Паркера Морриса.

Начало


PS: Следующая часть касается довоенного строительства и сравнения ситуации с жильем в Великобритании в тот же период. Прошу дать знать, если это интересно кому-то.  

Tags: жилищное строительство в СССР, жилье в дореволюционной России
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 52 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →