onb2017 (onb2017) wrote,
onb2017
onb2017

Что бы вы выбрали?

Не очень давно—уже не помню при каких обстоятельствах—попала мне в руки некая книжка о том, какие темы для разговора можно использовать в определенных кругах, дабы собравшиеся группы индивидов не сидели как неуклюжие остолопы, а знали о чем почесать языками.

Большинство вопросов имело целью развести собеседника на разглагольствования о том, что было бы, если бы не “бы”, вроде: “Если бы прилетели инопланетяне и предложили немедленно забрать вас с собой, согласились бы вы навсегда улететь на другую планету?” Или: “Если бы у вас была возможность каждый день есть что-то одно и не толстеть, то на какую трапезу пал бы ваш выбор?”


И тому подобный вздор, достаточно однообразный и нудный— я уже было собралась отложить эту беллетристику и забыть, но вдруг увидела вопрос, который меня тронул и заставил задуматься. “Что бы вы сделали, если бы вас попросили составить список из тридцати не очень близких, но хороших людей, а потом предложили на выбор: либо...пожертвовать ради них своей жизнью, либо позволить им умереть, чтобы спасти себя.


Наверное, многие бы после некоторых раздумий сделали бы свой выбор в пользу первого, но не спешите—есть еще одно условие: если бы вы выбрали умереть за других, то это осталось бы тайной и никто не узнал бы о вашем подвиге. Повлияло бы это обстоятельство на ваше решение?


На всякий случай предлагаю анонимный опрос


По поводу первого выбора— такое решение сознательно принимал не один человек в истории. Я приведу лишь некоторые случаи. Начну с отрывка из произведения И.С.Тургенева “Стихотворения в прозе”:


Я вижу громадное здание.

В передней стене узкая дверь раскрыта настежь; за дверью — угрюмая мгла. Перед высоким порогом стоит девушка... Русская девушка.

Морозом дышит та непроглядная мгла; и вместе с леденящей струей выносится из глубины здания медлительный, глухой голос.

— О ты, что желаешь переступить этот порог, — знаешь ли ты, что тебя ожидает?

— Знаю, — отвечает девушка.

— Холод, голод, ненависть, насмешка, презрение, обида, тюрьма, болезнь и самая смерть?

— Знаю.

— Отчуждение полное, одиночество?

— Знаю. Я готова. Я перенесу все страдания, все удары.

— Не только от врагов — но и от родных, от друзей?

— Да... и от них.

— Хорошо. Ты готова на жертву?

— Да.

— На безымянную жертву? Ты погибнешь — и никто... никто не будет даже знать, чью память почтить!

— Мне не нужно ни благодарности, ни сожаления. Мне не нужно имени.”1


В отрывке, приведенном выше, описаны порывы революционной молодежи 19-го века.


Еще можно вспомнить рабочего-революционера Ивана Бабушкина, который с пятью безымянными товарищами пал жертвой царской охранки во время транспортировки большого транспорта оружия для освободительной борьбы против самодержавия. Все шестеро были жестоко убиты и похоронены в общей могиле. Они знали на что шли, они были готовы умереть за тех, кто потом на протяжении нескольких десятилетий получили возможность жить без угнетения эксплуататоров и паразитов.


Никто не знает точно имен этих людей, но их поступки оставили значительный в истории: “Умерли они, как герои. Об их смерти рассказали солдаты-очевидцы и железнодорожники, бывшие на этом же поезде. Бабушкин пал жертвой зверской расправы царского опричника, но, умирая, он знал, что дело, которому он отдал всю свою жизнь, не умрет, что его будут делать десятки, сотни тысяч, миллионы других рук, что за это дело будут умирать другие товарищи-рабочие, что они будут бороться до тех пор, пока не победят…” 2

Наконец, бесчисленные герои Великой Отечественной войны. Каждый из них заслуживает глубокого уважения, и память о них будет жить вечно. В связи с этим приведу цитату бывшего немецкого солдата Г. Метелманна о пленных советских политруках во время Великой Отечественной: “...Что меня больше всего поражало в политруках и членах компартии, так это присущее им чувство собственного достоинства и признаки образованности. Я почти никогда не видел, чтобы они ныли или жаловались, а еще они никогда ни о чем не просили для себя. Когда подходил час казни, а казни происходили постоянно, они принимали ее с высоко поднятой головой. Почти все они производили впечатление людей, которым можно безгранично доверять…3 В дополнение советую прочитать отрывок об одном из них—военнопленном по имени Борис.


А относительно  второго выбора можно привести в пример известного капиталистического героя— бывшего управляющего компанией Apple Стива Джобса. Он в свое время использовал свои миллиарды и влияние, чтобы получить место в очереди на пересадку трансплантата печени, дабы заручиться очень незначительным шансом—нет, даже не на спасение своей жизни, а всего лишь на ее недолгое продление.4


Подчеркну, что исход операции по пересадке не гарантировал даже этого, о чем свидетельствовали ведущие хирурги, поскольку речь шла о метастазах в печени, возникших  в результате ракового заболевания поджелудочной железы.4


Тем не менее, гражданин принял сознательное решение встать в очередь на получение редкого трансплантата в многочисленных центрах одновременно— с тем, чтобы иметь сразу несколько шансов, при том, что большинство людей вынуждены ждать годами и этот орган действительно жизненно важен для них.4


Дело в том, что трансплантат печени удается получить незначительному количеству людей: из 16 тыс человек около полторы тысячи пациентов в год получают заветный орган, и Стив мгновенно оказался среди них, будучи единственным, кому наверняка грозила смерть от рака. Да, кто-то, возможно, умер для того, чтобы Стив пожил немного дольше.4


Этот кто-то не вышел лицом, ибо для получения органа необходимо доказать свою платежеспособность и то, что в будущем у человека будет доступ к врачебному наблюдению с тем, чтобы ценный орган не пропал даром. Не каждый способен выполнить эти условия, не говоря уже о том, что для осмотра и получения места в очереди требуется значительные средства наряду с медицинской страховкой. 5


Не считая случаев, когда у граждан завалялись миллионы долларов для осмотров, личные самолеты— если вдруг появится подходящий трансплантат— и возможности для последующей реабилитации. У Джобса все это было, и он, не задумываясь, использовал свои нажитые на чужом труде миллионы, чтобы потом... все равно умереть.


Надеюсь, все подумают и сделают свой выбор—если не непосредственно в пользу того, чтобы умереть за других, то хотя бы в отношении того, чьи идеи они готовы поддерживать. И помните: если вы выберете Джобсов и его приятелей, то вам вполне может светить жалкая смерть ради спасения своих героев, только у вас не будет выбора, потому что у них есть влияние и капиталы, позволяющие быть хозяевами положения и выбирать.



1.И. С. Тургенев. Полное собрание сочинений и писем в тридцати томах. Т. 10. М.: "Наука", 1982.

2.В. И. ЛЕНИН. Иван Васильевич Бабушкин. (Некролог): Воспоминания Ивана Васильевича Бабушкина. 1893—1900 гг. Государственное издательство политической литературы Москва—1955.

3.Metelmann, Henry (2001). Through Hell for Hitler. Havertown PA: Casemate Publishers

4.slate.com/technology/2011/01/steve-jobs-liver-transplant-did-he-game-the-system.html

5.cnn.com/2009/HEALTH/06/24/liver.transplant.priority.lists/index.html

Tags: опрос
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 51 comments