onb2017 (onb2017) wrote,
onb2017
onb2017

Categories:

Образование в СССР (продолжение)

Начало

Также можно увидеть, что у детей совершенно другое отношение к дисциплине, чем то, которое можно ожидать от британских школьников. Дисциплина в советской школе не воспринималась как нечто установленное только для того, чтобы добиться тишины в классе. Дисциплина была нисколько не равносильна подавлению или подчинению деспотичной власти. Рассмотрим для примера обмен мнениями, который имел место между Дианой Левин и ее учениками в начале ее работы в Москве:

" Впечатление, которое у меня сложилось о детях— они очень умные, несколько шумные и трудно контролируемые, но их очень легко увлечь. Когда я преподавала арифметику, я старалась сделать так, чтобы дети всегда были чем-то заняты, и они выполняли задания в тишине. Но когда начинался урок географии, мне становилось труднее их контролировать. Казалось, что они были весьма заинтересованы в предмете, тем не менее они начинали все разом задавать вопросы, не понимая того, что должен быть порядок. Я сделала паузу, чтобы объяснить, что если у нас не будет хотя бы подобия дисциплины, мы не успеем освоить материал.

Одна девочка подняла руку:

— Проблема с нашим классом состоит в том, что мы знаем правила поведения, но мы забываем следовать им.

— Каковы же правила?— спросила я с нетерпением.

— Ну,—сказала она,—мы знаем, что пока учитель говорит и объясняет урок, мы должны слушать. Кроме того, мы знаем, что мы должны поднять руку для того, чтобы задать вопрос, потому что если мы будем делать это одновременно, то ничего не будет слышно. Я думаю, нам стоит устроить социалистическое соревнование с 4-м классом, как мы уже делали это в прошлой четверти.

—Да, да!—согласились все.


В конце последнего урока, в классную комнату вошли мальчик и девочка. Девочка,...ребенок лет 12-ти, спросила разрешения сделать объявление. После того, как я дала согласие, она повернулась к классу. “Четвертый класс приглашает вас принять участие в социалистическом соревновании в этой четверти, сосредоточившись на таких пунктах: отличная дисциплина во время урока; подготовка к урокам; мыло и полотенце— всегда в порядке. Сидней и я были выбраны классом для того, чтобы следить за порядком. Если вы согласитесь, то вы должны выбрать двух представителей для того, чтобы помогать нам. Согласны?” (сс.18/19)


“Ученики третьего класса единогласно поддержали это предложение. В целях содействия соревнованию дети самостоятельно подготовили графики и журналы для того, чтобы классный учитель мог оставить подпись для подтверждения исполнения плана— для этого был выбран староста среди тех, кто вел записи.


На практике социалистическое соревнование оказалось отличным стимулом. Дети собирались возле стенда перед кабинетом, чтобы посмотреть кто впереди...Соперничество и недобрые чувства, которых я опасалась,... казалось, совсем отсутствовали. Бывали дни, когда классы оказывались наравне друг с другом, и эмоции брали верх; в один из таких дней Юлия вдруг сказала: ‘Было бы хорошо, если бы оба класса выиграли.’

Вова, который услышал это, сказал, “Было бы здорово, если бы вся школа получила передовое красное знамя, и тогда мы могли бы стать районными передовиками красного знамени.”


Это замечание внесло новый элемент в наше соревнование. Ведь если бы все классы получили красное знамя, то тогда наша школа смогла бы участвовать в районном соревновании. А если наш район получил бы знамя, то мы смогли бы участвовать в городском соревновании— возможности казались безграничными.” (сс.21-22)

Итак, помимо комплекса мероприятий для поощрения интереса в достижении отличных результатов, также стоит отметить степень того, насколько было позволено 11-летним детям взять инициативу и контролировать ход действия. Ведь инициатива участвовать в соревновании исходила не от учителейименно дети выразили свое желание провести соревнование, хотя обычно функция ведения всех необходимых записей и контроля возлагается на учителя.

А. Макаренко в статье “Дети на земле социализма” в “СССР говорит за себя" (с.223) полностью оправдал это утверждение, сказав:



[Детей] в Советском Союзе [не] воспитывают бездейственными и безответственными. Напротив, мы ожидаем достаточно многого от детей: мы хотим, чтобы они были хорошими учениками в школе; мы хотим, чтобы они были развиты физически; чтобы они были готовы стать примерными гражданами СССР, когда вырастут, для того чтобы знать, что будет происходить внутри страны, к чему стремится наше общество, где оно достигло успехов и где до сих пор позади. Мы содействуем общему и политическому развитию детей, помогаем им быть активными и дисциплинированными в разумных пределах.


Но мы ни при каких обстоятельствам не используем силу или не заставляем их страдать. Наши дети не могут не чувствовать привязанность, благожелательность и заботу, которые встречаются им на каждом шагу, и они не несут постоянной моральной обязанности по исполнению долга, таким образом они выполняют свои обязанности по собственному желанию и без принуждения.


Наши дети могут видеть, что все что они делают предназначено не для того, чтобы сделать приятное старшим, а для себя и для будущего нашего государства. Советским детям чужды заискивание или услужливость. Они не должны унижать себя перед старшим, так чтобы тот сломал их и заставил что-то делать.


В Британии до сих пор слишком часто имеет место такое явление: когда желание независимости овладевает молодыми людьми в период развития зрелости, они останавливаются перед лицом авторитета, для того, чтобы получить разрешение взять контроль над своей собственной жизнью и принимать собственные решения, что ведет к катастрофическим последствиям в нарушении дисциплины.


В Советском Союзе детскому желанию быть уважаемым и ответственным взрослым оказывалось всяческое содействие и поощрение таким образом, каким невозможно сделать в капиталистических странах, потому что школы (во всяком случае бесплатные) не очень заботятся о том, чтобы подготовить молодое поколение к тому, чтобы они взяли на себя ответственность внутри общества— их учат смиренно подчиниться своим хозяевам, работодателям, для того, чтобы они приняли все невыносимые условия жизни, безработицу, произвол властей и т.д. как неизбежное обстоятельство.


Многие учителя страдают от  непреодолимого желания подавить любую искру протеста. В Советском Союзе таких учителей критиковали и помогали понять, что протест должен и может быть направлен в конструктивное русло; им также  помогали с методами применения этого на практике при поддержке других учителей до тех пор, пока учитель сам не усвоит такой способ обучения.


Продолжение следует...

Tags: образование в СССР
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 30 comments