onb2017 (onb2017) wrote,
onb2017
onb2017

Category:

“Я есть, потому что есть мы”


По поводу вчерашнего разговора о человеческой природе.


Журналистка и философ Лея Дискин выступала на Фестивале мира в Бразилии и рассказала эту историю со слов одного из миссионеров, прожившего значительное время на территории Африки.1


Миссионер переселился в Африку для того, чтобы изучить привычки и обычаи коренных племен. Как-то раз он ждал транспортное средство для поездки в аэропорт и заскучал. Вдруг он заметил несколько любопытных глаз—неподалеку собралась группа детишек, которые с интересом наблюдали за путешественником.

Миссионер предложил им игру. Он выудил из карманов и чемоданов все имеющиеся в наличии сладости, сложил их в корзинку и поместил ее у дерева, чуть поодаль от того места, где находилась компания ребятишек. Затем миссионер объяснил, что детям предстоит соревноваться друг с другом— каждый из них должен постараться добежать до корзины со сладостями первым. Победителю достанется все содержимое корзинки.

Как только миссионер дал старт началу соревнования, дети взялись за руки и все вместе побежали к корзинке. Достигнув назначенной цели, дети собрали все конфеты и поделили их поровну между собой.


Миссионер был искренне удивлен и спросил, почему каждый из них не пытался добежать первым. Ведь в таком случае самый быстрый и ловкий—или тот, кто сумел подрезать остальных!— получил бы все конфеты.

Одна маленькая девочка ответила: “Разве можно наслаждаться, когда другие остались ни с чем и несчастны? Убунту.”

“Убунту” означает “я есть, потому что есть мы.”1 Действительно, человек не является самым сильным или быстрым по природе. В первобытном обществе люди смогли выжить только благодаря тому, что все соплеменники вносили свою лепту и заботились друг о друге. Не потому что у них были какие-то моральные обязательства или убеждения, а потому что это было целесообразным с точки зрения сохранения человеческого рода. Ведь если охотники племени не стали бы заботиться о тех, кто хранит очаг, то они очень быстро остались бы без огня и погибли от стужи, как, впрочем, и наоборот.

Естественно, у всех членов общества при первобытнообщинном строе было одинаковое отношение к средствам производства и одинаковый способ получения общественного продукта. Иными словами, там отсутствовала частная собственность, государство и классы.

Но на первобытной стадии развития общества люди еще не могли обеспечить всех соплеменников всем необходимым и не знали, как защитить себя от всех природных катаклизмов. Сейчас, когда степень развития производительных сил позволяет обеспечить каждого всем необходимым для жизни, осталось лишь изменить производственные отношения, при которых единицы собственников завладели “корзинкой” с продуктами общественного труда.

В настоящее время общество производит все, что мы потребляем, а владельцы корзины собирают туда все результаты нашего труда, заплатив большинству участвующих в производстве эквивалент мизерной доли произведенного.

Участникам общественного производства достаются одни сущие крохи из “корзинки”—соответственно той доле, которую им выделили граждане собственники. Себе же, как собственникам, они оставляют львиную долю того, что попадает в “корзину”

Очевидно, такая доля полагается им в качестве вознаграждения за эффективное распределение содержимого—в основном в свой карман! — и за то, что они в любой момент могут лишиться всего, что насобирали, из-за того, что непосредственные производители не смогли себе позволить забрать свои крохи. В таком случае владельцы корзинки уничтожают все содержимое и терпят убытки. В этом, собственно, состоит суть частнособственнических производственных отношений. 


Так что те, кто любят крыть марксистскую теорию аргументом про человеческую природу, только тогда имеют какие-то хилые основания, когда они сами— собственники общественного производства или банкиры, живущие с той же эксплуатации чужого труда; остальные просто не очень хорошо понимают, что представляют из себя общественные отношения, и как частная собственность на средства производства позволяет собственникам владеть практически всем, что находится в корзинке,—и даже без всяких соревнований и бегов!

А еще пора понять, что такой способ производства изжил себя и ему самое место на помойке истории. Тогда и несчастным собственникам не придется рисковать и терпеть убытки из-за коварных манипуляций невидимой руки— скудного спроса из-за бедности большинства и избыточного предложения почти никому ненужного хлама.

В особенности здесь следует крепко задуматься многим мелкобуржуазным гражданам, ибо “... мелкая буржуазия является наиболее меняющимся классом общества; банкротство стало в ее среде постоянным явлением. Благодаря обладанию небольшим капиталом, она по своим жизненным условиям примыкает к буржуазии, по неустойчивости же своего существования – к положению пролетариата. Ее политическая позиция так же полна противоречий, как и ее общественное бытие…2

1.linkedin.com/pulse/ubuntu-i-am-because-we-sam-kann

2. Энгельс Ф. Военный вопрос и немецкая рабочая партия. – Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 1, с. 6
Опубликовано на zen
Tags: первобытный коммунизм, убунту
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 51 comments