onb2017 (onb2017) wrote,
onb2017
onb2017

Бесценные бриллианты. В том смысле, что не имеют никакой ценности

“Бриллианты по сути ничего не стоят” , управляющий “Де Бирс” Ники Оппенгеймер



Как и обещала, история про бриллиантовую руку рынка. Ту, которой манипулируют монополисты для создания спроса и предложения. Свободный рынок-с.


В середине 19 века бриллианты действительно были довольно редки, поскольку их в основном  добывали в Индии и Бразилии. Только самые состоятельные и благородные персоны могли позволить себе подобную роскошь.


Но все изменилось после того, как прогрессивный белый люд добрался до Африки. Разумеется, с крайне благородной цельюсделать последнюю цивилизованной. Работают над этим уже второй век, а начала цивилизации всё не наступает. Оно и понятно: что можно ожидать от чернокожих варваров? Именно с такими мыслями начали свое благородное дело колонизации африканского континента деликатнейшие британские имериалисты.


В самом начале колонизация проходила на манер завоевания доверия местного населения посредством подкупа вождей племен, но к концу 19 века, когда различные акулы капитализма начали наступать со всех сторон для дележа территорий, увы, всем им не оставалось ничего иного, кроме как перейти к откровенному захвату и грабежу. C’est le marché.


Поэтому, очевидно, в этом деле участвовали крайне достопочтенные представители человечества. К примеру, один из таких деликатнейших особ, британский предприниматель Сесил Родс, оказался в Африке благодаря своему отцу. Сесил с раннего возраста трудился управляющим на фабрике по производству хлопка, руководство которой ему передал родной брат.1 Династии предпринимателей. Такие таланты передаются по наследству, как видно. Впрочем, как и капиталы.

Несмотря на успехи в хлопковом бизнесе, Сесил почувствовал страсть к алмазам, неожиданно обнаруженным в 1870-х годах в больших количествах  в районе Южной Африки. Тогда он вместе с партнерами Джоном Меррименом и Чарльзом Раддом прибрали к рукам земельные претензии к рудникам в районе Кимберли, до этого заявленные другим гангстером по имени де Бирс.1


Мечтой Родса было завоевание как можно больших территорий Африки. Он мечтал о “красной полосе” британского господства на территории Африки, которая пролегала бы через весь континент от Южной Африки до Египта.1 Там он мечтал построить железную дорогу на благо народов Африки, конечно. Еще чего. Для торговых целей. Теперь понятно откуда получило начало выражение “красная чума”.



Взялся Родс за свое предприятие по сбору земель с чрезвычайным усердием, не скрывая ни малейшего презрения к местным жителям. Впоследствии, когда он завладел достаточными территориями, он решил, что хотя “земля и предпочтительнее негров”, но кто же станет трудиться на рудниках и добывать алмазы?2 Не сами же любезные предприниматели. Они и так были подвергнуты невероятным рискам и постоянно должны были отбиваться от себе подобных. Труд куда более заслуженный, чем работа в шахтах.


Итак, с захватом земли началось порабощение местного населения. Жестокость Родса по отношению к чернокожей рабочей силе была настолько изощренной, что весьма напоминала концентрационные лагеря. Например, чернокожие рабочие трудились в изолированных отделениях, окруженных колючей проволокой, а тех, кто сопротивлялся, заковывали в цепи; после работы на рудниках рабочим надевали кожаные перчатки по локоть, поили слабительными для того, чтобы исключить возможность кражи алмазов, содержали их в одиночных камерах по несколько дней подряд и тому подобные изощрения.2


Вообще, Родс считается “архитектором апартеида” после того как он основал расистскую колонию  Родезия на территории современной Замбии и Зимбабве. Подвиги Родса настолько поразили находившегося в то время на территории Африки писателя Марка Твена, что последний написал: “Он[Родс] совершает налеты, грабежи и убийства  и получает шквал аплодисментов за это. Я восхищаюсь им, признаюсь в этом со всей откровенностью, и когда его повесят, я куплю кусок веревки на память!"2 Но его не только не повесили, но и до сих пор восхваляют как великого человека.


Таким образом наш великий предприимчивый  расист и гангстер основал первую компанию по добыче алмазов в Африке. Но для того, чтобы быть успешным капиталистом, недостаточно быть жестоким по отношению к рабочей силе, нужно еще успешно подавить соперников. Родс преуспел и в этом. Он позаботился о том, чтобы эксклюзивно владеть оборудованием для добычи 2, вступил в сделку с другим алмазным прохиндеем Барни Барнато и скупил все возможные доли.3


В конце концов, после серии удачных сделок компания “Де Бирс”, которой владел Родс, оказалась монополией и добывала 90% всех алмазов в мире.3 И этопервая часть по контролю свободного рынка. Оксюморон, но что еще оставалось предприимчивому Родсу, когда он стал понимать, что нарыл столько алмазов, что заполнил весь божий рынок. Оставалось взять его в свои руки и контролировать предложение.


Руководство компании “Де Бирс” основало “Торговую Алмазную Компанию”, продающую алмазы только небольшой группе поставщиков из Англии. Покупатели затем имели возможность приобрести их ящиками за определенную цену. Как видно, уже тогда компания занималась фиксированием цен.2


После того, как Родс отошел от дел, новым управляющим стал Эрнест Оппенгеймер. Происходило это в начале двадцатого века. Однако, пост президента “Де Бирс” до сих пор принадлежит семье Оппенгеймеров. Тактикой Оппенгеймера становится политика скупки рынков по торговле алмазами. Таким образом, начиная с 1930- х годов “Де Бирс” является не только монополией по добыче, но и монополией по торговле алмазами с теми же 90% рынка.4 Это и “Алмазная Торговая Компания” в Лондоне, и “Синдикат” в Израиле, и Центральная Организация Продаж (CSO) в Европе и прочие ответвления “Де Бирс” в Англии, Голландии, Португалии, Израиле и Швейцарии.5

Отличное предприятие, контролирующее одновременно спрос и предложение. Но иметь монополию на рынок торговлимало. Нужно еще убедить потребителей в том, что товар является необходимостью. Иначе, даже при наличии рынка трудно продать то, что мало кому нужно.


Следует заметить, что алмазы, обладая абразивностью и высокой прочностью по большому счету используются в промышленности. Только около 20% этих углеродов пускают на украшения в виде бриллиантов.5


Поначалу бриллианты было чрезвычайно трудно сбыть. Несколько тяжело ожидать от потребителей, переживающих экономические трудности после первой мировой, а затем во времена великой депрессии, гореть желанием покупать драгоценности. Ага, массы, стоящие в очереди за супом, только о бриллиантах и мечтали.


Но разве для хорошего капиталиста с хорошими капиталами это может быть проблемой? Это для неудачников с нулевыми капиталами может быть проблемой. Но не для того, кто в состоянии потратить состояние на услуги лучшей рекламной кампании того времени “N.W. Ayer”.


В 1938 году сын Эрнста Оппенгеймера, Хэрри встретился с президентом “N.W. Ayer” Геральдом Локом,  и между ними состоялась сделка в отношении массивной рекламной и маркетинговой кампании в США. Дело в том, что Европа тогда была на пороге войны, к тому же после восстания пролетариата во Франции и Германии к бриллиантам было весьма прохладное отношение, как к буржуазным атрибутам, а вот Америка показалась Оппенгеймеру отличным полем для такого рода деятельности.5


Да, там тоже был кризис. Но такие дела не решаются с кондачка. Потребовалось три года для того, чтобы кампания по повышению ценности бриллиантов стала давать плоды. К 1941 году продажи бриллиантов в США выросли на 50%.5


Само собой, рекламные деятели не сидели сложа руки. Была предложена и воплощена в жизнь концепция по поводу того, что бриллиантыэто вечная ценность. Благо у капиталистов имеются средства массовой информации, и искусство служит тоже капиталу. Это вам, граждане, не совок с цензурой и соцреализмом. Свобода всему. C небольшой оговоркой: распространяется на того, у кого $$$. Мелким шрифтом, чтобы не заметили.


Наши предприниматели, ведомые искусными маркетологами, использовали всевозможные приемы: создали по заказу каптелевидения художественные фильмы вроде “Бриллианты навсегда”. А как насчет Мерлин Монро с ее “Лучшие друзья бриллиантов” или как их там? Да, “Бриллианты лучшие друзья девушек”. Не только, кстати.


Знаменитости стали публично предлагать другим знаменитостям руку и сердце в обмен на кольцо с огромным камнем. Дизайнеры стали давать советы по поводу самых модных трендов среди бриллиантов и тому подобное.


Постепенно публике внушили, что бриллианты являются знаком вечной любви, и только полные неудачники и сквалыжники не захотят раскошелиться на сумму в размере двух зарплат для покупки кольца для помолвки. К тому же является моветоном перепродавать обручальные кольца.5 Как можно? Таким образом рынок торговли укрепил себя еще более.


В 1960-х  “Де Бирс” провела подобную кампанию в Японии. Германия, Италия и Бразилия тоже входили в планы компании, но только в Японии удалось добиться годовых продаж в миллиард долларов, и то после 10 лет упорной маркетинговой работы.5


В последние годы “Де Бирс” была вынуждена сдерживать некоторую конкуренцию со стороны прочих бизнесменов.  Один такой примерЛев Левиев. Уроженец Узбекистана, бежавший в 1971 году в Израиль,6 по слухам приятель самого новоизбранного, вернее переизбранного. Но тот, как те девушки у бриллиантов, тоже лучший друг всех предпринимателей, так что не удивительно.


Левиев  в 2004 году удачно подрезал бизнес “Де Бирс”, заключив ряд сделок с РФ и Анголой. Умудрился нажить целых 4 миллиарда стерлингов, но к 2012 году потерял три из них. Так что сейчас сидит себе в Израиле с жалким миллиардом.6 И тому подобные временные неудачи, которые впрочем не мешают “Де Бирс” продолжать эксплуатировать варваров в Африке, но помимо этого к эксплуатируемым присоединились рабочие в потогонных цехах Индии, в числе которых около 3 тысяч детей 7, шлифующих бриллианты для продажи тем, кто думает, что они чего-то стоят.


На самом деле определить качество бриллиантов практически невозможно, помимо их величины. В мире практически не существует никаких стандартов, по которым можно было бы определить, как один бриллиант отличается от другого. Например, 0,2 грамма бриллианта считается однокаратным камнем, в то время как  один карат золота определяется по его чистоте, то есть по количественному соотношению драгоценного металла к лигатуре (примеси). Следовательно, всем следует довериться честным консультантам в ювелирных магазинах. Они не соврут, когда станут предлагать “самые чистые бриллианты”.


И надо заметить, бриллианты до сих пор резво расходятся. Плохая новость: продажи бриллиантов компании “Де Бирс” в первом продажном цикле этого года упали на 9% по сравнению с тем же периодом прошлого года и составили 665 млн, но отличная новость в 2017 году они выросли на 32% по сравнению с 2016 годом.7 Отлично для “Де Бирс”, разумеется. Для остальных урокне доверять капиталистам, а тем более империалистам.


1.sahistory.org.za/people/cecil-john-rhodes

2.socialistworker.co.uk/art/38058/Digging+the+dirt+on+the+diamond+trade

3.britannica.com/biography/Cecil-Rhodes

4.thesouthafricaguide.com/famous-south-africans-and-history/south-african-diamond-industry-diamonds-in-south-africa-ernest-oppenheimer/

5.theatlantic.com/magazine/archive/1982/02/have-you-ever-tried-to-sell-a-diamond/304575/

6.forbes.com/profile/lev-leviev/

7.mapsofindia.com/my-india/government/child-labour-in-diamond-industry-in-india-it-will-continue-why

8.nationaljeweler.com/diamonds-gems/supply/6312-de-beers-sales

Tags: "Де Бирс", алмазы, бриллианты, монополии
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 70 comments